Agroinno.ru - агроновации и системные риски

08.11.2010 18:20

Блокада опального продукта заканчивается

Алексей Сутурин

Бизнес и здоровье

Соевая «война», похоже, заканчивается. Первый вице-премьер Виктор Зубков поручил минэкономразвития, минпромторгу, минсельхозу, минрегионразвития и минфину до 1 декабря разработать целевую программу развития соевой отрасли. На днях в Ростове-на-Дону он же обязал минэкономразвития и минсельхоз внести предложения, касающиеся пошлин на сою и соевый шрот. Сейчас ввозная пошлина на эти продукты составляет 5%, есть опасность, что это станет причиной удорожания продукции животноводства. В свою очередь Владимир Путин, говоря о льготных железнодорожных перевозках зерна, подчеркнул, что преференции коснутся также сои и соевого шрота, доставляемых из районов Дальнего Востока. Итак, перед соей в буквальном смысле слова зажгли зеленый свет, эта культура становится одной из ведущих в российском АПК. С чем это связано? Какие задачи призвана решить разрабатываемая ведущими ведомствами программа? С этими вопросами мы обратились к президенту Российского соевого союза Анатолию Устюжанину. - Анатолий Петрович, до недавних времен с соей мы предпочитали не заигрываться. Неурожай нынешнего года, вызванный страшной засухой, и последовавший затем публичный поворот к сое заставляют связать два эти события. - В какой-то степени так оно и есть. Но мы никогда не сомневались, что рано или поздно соя займет ведущее место в продовольственной корзине страны.

У России гигантский дефицит пищевого белка - около 1 млн. 700 тыс. тонн. За счёт мяса на его преодоление потребуется 25-30 лет, молока - 40-45. И это при очень благоприятных условиях. Соя позволит покрыть недобор за 5 лет. К тому же она значительно доступнее мяса, один килограмм сои стоит 10—15 рублей, а из него можно получить 8-10 литров соевого молока. Соевые белки по себестоимости сырья в 50 раз дешевле животных белков. - Однако судя по результатам нынешнего года бизнес и без того весьма расположен к сое. - За последние 7 лет мощности по переработке сои увеличились в 11 раз, и достигли почти 4 млн. тонн в год. Только в этом году посевные площади сои возросли на 38%, а в Чернозёмной зоне и Центральной полосе России более чем втрое. Ведущая по сое Амурская область за три года расширила посевную площадь почти на 300 тыс. га. Темпы значительные, подобных нет ни в одной отрасли страны. Агрономы успешно работают над повышением ее урожайности, поставлена цель поднять ее с 10-15 до 30 центнеров с гектара, что соответствует мировому уровню. Тем не менее, если брать не один последний год, а более широкий срок, то переработка сои в продукты питания в малых цехах сократилась за это время в разы. К 2005 году было установлено 1265 технологических линий «Соевая корова» (каждая может обеспечивать соевым молоком до 20 тысяч человек, семь тысяч таких установок могут снабдить лечебным и питательным молоком всю Россию), сегодня работает всего лишь восемь. - Дело, видимо, не только в экономическом кризисе. Остерегаются работать с соей и крупные агрохолдинги. - Да, они не хотят стать жертвой неграмотности участников рынка. Ведь существует две сои – природная и генномодифицированная. Без специального анализа отличить их непросто. Кроме того, коммерческое выращивание ГМ-сои в России запрещено законодательно (занимаются ей только ученые). В тоже время разрешена закупка за рубежом порядка 20 наименований ГМ-продуктов, включая сою. Чтобы научить специалистов, агрономов работать с соей, наш союз в интернете провел обучающую конференцию «Соя как фактор здоровья нации и продовольственной безопасности РФ». На ней выступили 110 тысяч человек. Запланирован второй этап в формате всероссийского совещания. - Чем все же отличаются природная и ГМО-соя? Одна из целей государственной программы – сформировать в обществе понимание, что ГМ-соя и соя природная, разные продукты. Точнее, у них разные возможности влияния на человеческий организм.

С природной соей все ясно, качество проверено столетиями. С ГМ-соей обстоятельства намного сложнее. Как утверждают в Российской академии наук, сам по себе трансген, съеденный человеком, никакого видимого вреда не наносит, ибо встроиться в генный код людей не может. Он может лишь блуждать по организму и провоцировать синтез белков. А чем может закончиться такой вот синтез, и какой вред могут нанести эти белки остается загадкой. Безусловно, контроль над тем, какую сою использует бизнес, надо совершенствовать, чтобы потребитель точно знал, какая соя содержится в колбасе и сосисках, природная или с ГМО. Но это уже не дело целевой отраслевой программы, а задача государственных контрольных органов. - Анатолий Петрович, я знаю, что Роспотребнадзор оснастил все субъекты РФ необходимым оборудованием по нескольким видам специальных анализов для работы с ГМ-продуктами, знаю, что научные методы, определяющие их наличие в пище человека, хотя не совсем простые, вполне отработаны. Но самой многоуровневой системы государственного контроля пока нет. Будет ли что-то определено целевой отраслевой программой для утверждения безусловного контроля за использованием ГМ-продуктов, которые мы не производим в связи с прямым запретом коммерческого выращивания в России ГМ-сортов, а закупаем за рубежом? - Возможно, мы затронем эти вопросы. Но наша задача – развитие бизнеса с природной соей.