Agroinno.ru - агроновации и системные риски

25.03.2011 09:07

Эксперт: у страны есть госрегулирование, но нет экономической политики

Алексей Сутурин

22 марта прошло заседание Экономического клуба ФБК, на котором эксперты обсудили новую экономическую модель, предложенную Институтом современного развития (ИНСОР) в докладе «Обретение будущего».

Институт современного развития (ИНСОР) представил на суд аналитиков и экспертов доклад, в котором сформулирована новая экономическая модель развития России. По мнению авторов доклада, главной движущей силой, драйвером роста должны стать частные инвестиции бизнеса и частная собственность, которая надежно защищена правом и государством. Одно из предложений – сформировать суверенный фонд «нового поколения» объемом не менее 60% ВВП, в который зачислялись бы нефтегазовые доходы, а также доходы от приватизации и управления госимуществом. Делается особый акцент и на бюджетной реформе.

maslennikov

Эксперт ИНСОР Никита Масленников

По словам автора новой модели (ее экономической части), эксперта ИНСОР Никиты Масленникова, в ближайшее время России придется столкнуться с целым рядом вызовов или развилок развития. «Россия на пороге цикла структурных реформ, и по размеру, и по глубине сопоставимых с реформами начала 90-х годов», - считает эксперт. В частности, так или иначе, придется приспосабливаться к новой мировой стратегии потребления и связанным с этим сокращением российского экспорта, решать проблему привлечения инвестиций и «проклятия регулятивной среды». В качестве «драйверов роста» Н.Масленников назвал личные финансы, структурную модернизацию финансового сектора, политику защиты собственности и структурную политику на основе функциональных приоритетов. Он подчеркнул, что в стране есть госуправление, но нет экономической политики.

Директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев отметил, что к новой модели экономики предлагается переходить в условиях, когда старая, сырьевая модель не только не изжила себя, но, напротив, укрепляется. Недостатком предложенной модели И.Николаев назвал чрезвычайно малое внимание к развитию конкуренции. «Мы никогда не решим проблемы экономики, если не будем всерьез заниматься конкуренцией. И построение новой экономической модели, где главная движущая сила роста – частные инвестиции бизнеса, тоже в таком случае будет невозможно. Именно осознание того, что без инвестиций в развитие невозможно не то что увеличить, но и удержать свою долю на рынке, побуждает вкладываться в производство», - резюмировал эксперт.

Руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич напомнил, что любая программа должна начинаться с постановки диагноза и определения, куда хотим двигаться. «Мой диагноз: всю первую половину 2000-х годов шла борьба бюрократии с бизнесом, которая закончилась разгромом бизнеса. И сегодня сложилась модель, суть которой – доминирование бюрократии над бизнесом». По мнению Е.Гурвича, главный недостаток предложенной программы - в ней нет рецепта, как перейти к новой модели. «Егор Гайдар считал, что при достижении уровня доходов в 10 тысяч долларов на душу населения, у общества появляется спрос на качественное государство. Я этого пока не вижу. Может быть другой вариант – движение галсами, т.е. идти вперед, маневрируя между группами бюрократии. Третий вариант – обеспечить поддержку реформам, расширив класс собственников или создав класс налогоплательщиков. Еще один вариант – это политика мелких шагов. Однако я не увидел в программе, как мы будем идти против ветра», - заметил эксперт.

Директор по макроэкономическим исследованиям ГУ ВШЭ Сергей Алексашенко считает, что в сегодняшней России «нет ни одной проблемы, которую можно было бы решить без политических реформ». Среди важнейших мер, необходимых для новой модели экономики, С.Алексашенко назвал «преодоление ксенофобии к иностранным инвестициям» и радикальное сокращение списка стратегических отраслей, выход государства из экономики, поскольку «пока государство одновременно играет роль арбитра, тренера и игрока на рынке, никакой конкуренции быть не может», и решение проблемы бюджетного дефицита.

Еще одна интересная цифра. Сейчас на рассмотрении у госэкспертов и аналитиков находятся 93 стратегических документа. Возможно ли, в такой большой корзине найти правильное стратегическое решение?