Agroinno.ru - агроновации и системные риски

04.03.2016 08:17

После введения «антисанкций» люди стали экономить, приобретая более дешевые продукты, что вызывает изменения в структуре предложения, а в совокупности приводит к снижению качества жизни

nicolaevv

В рамках очередного заседания Экономического клуба ФБК ведущие отечественные эксперты рассказали о том, как меняется рынок продовольствия в России в связи с экономическими санкциями, какие тенденции наблюдаются в сельском хозяйстве, как меняется поведение продуктовых ритейлеров и простых покупателей в условиях ограничений.

С докладом «Продовольствие в системе экономических санкций» выступил директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. Он отметил, что влияние продуктового эмбарго на сельхозпроизводство и рынок продовольствия весьма неоднозначное: с одной стороны, «антисанкции» оказали определённое стимулирующее воздействие на динамику отечественного сельхозпроизводства. Уровень импортозамещения по ряду товарных позиций повысился до 95-97%. С другой – продовольственная инфляция получила мощный импульс для своего ускорения.

«По итогам 2014 года потребительские цены выросли на 11,4%, а по итогам 2015 года – на 12,9%, хотя ещё в 2013 году прирост цен составил всего лишь 6,5%. Безусловно, в таком скачке цен важную роль сыграло ослабление рубля, однако и влияние российских «антисанкций» также было значимым. Данный факт признали в своих документах и Банк России, и Минэкономразвития», — сказал Игорь Николаев.

Эксперт считает, что последствия запрета на ввоз определённых видов продовольствия и сельхозсырья из стран, которые ввели против России санкции, не были просчитаны, а действия правительства были поспешными, способными оказать негативное влияние не только на качество жизни людей, но и на уровень сельхозпроизводства.

«Если сравнивать 2015 год, в котором действовали российские антисанкции, с 2014 годом, когда они были ещё только введены, то результаты и сельского хозяйства, и пищевой промышленности даже ухудшились: прирост сельхозпроизводства в 2014 году составил 3,5%, а в 2015 году он снизился до 3%; пищевая промышленность выросла в 2015 году на 2%, что также хуже показателя 2014 года, когда прирост составил 2,5%», — добавил он.

Директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС Наталья Шагайда в своем выступлении подробно остановилась на структурных изменениях на сельскохозяйственном рынке. Несмотря на санкции, девальвацию национальной валюты и резкий рост стоимости семенного материала и средств повышения урожайности, посевные площади в стране не сократились, остались на прежнем уровне, и это можно считать гарантией стабильности. В ряде сегментов увеличилась доля отечественных производителей. Ритейлеры стали более заинтересованно относиться к сотрудничеству с российскими поставщиками. Всё это можно отметить как позитивные изменения. В то же время, сельхозпроизводители переориентируются на производство экспортной продукции, что может негативно сказаться на ассортименте. Растут цены на продукты, и существенный вклад в их рост вносят не только санкции и девальвация рубля, но и структурные диспропорции внутри отрасли, в частности, высокая степень концентрации производства и, как следствие, монополизация рынка. Санкции же не только не помогают бороться с монополизмом, но напротив, способствуют ему. Также в качестве негативной тенденции Наталья Шагайда отметила отсутствие возможностей для снижения себестоимости сельхозпроизводства в стране. По ее сведениям, внутренние цены производителей вплотную приблизились к общемировым и замещение экспорта внутренним производством, как правило, не приводит к снижению цен на продукты питания.

Ведущий научный сотрудник лаборатории аграрной политики Института Гайдара Василий Узун считает, что участвовать в международном разделении труда очень важно для страны. Он отметил, что мотивация для введения санкций была в большей степени политической, чем экономической. Как полагает эксперт, для развития производства продуктов питания внутри страны разумнее было бы не сокращать импорт путем введения санкций, а стимулировать экспорт. По его мнению, защищенность российской сельскохозяйственной отрасли и без введения продовольственных санкций была достаточно высока, за исключением некоторых позиций.

Известный отечественный экономист, профессор НИУ ВШЭ Евгений Гонтмахер в своем выступлении рассмотрел социально-экономические аспекты продовольственных «антисанкций». Сельхозпроизводители, одобряя протекционистские меры, не имеют возможности сами заполнить внутренний рынок товарами нужного качества и в нужном объеме. Отчасти потому, что считают риски отмены санкций высокими, что препятствует масштабным инвестициям в производство. Отчасти же потому, что меняется, в связи с ситуацией в экономике, структура потребления: падают доходы ряда категорий населения, инфляция, особенно инфляция продовольственная, которую эксперт образно назвал «налогом на бедность», приводит к изменению и количества, и ассортимента потребляемых продуктов. Всё большее количество людей вынуждены «экономить на выборе», приобретая более дешевые продукты. Это, в свою очередь, вызывает изменения в структуре предложения. А в совокупности это приводит к снижению качества жизни.