Agroinno.ru - агроновации и системные риски

21.07.2017 00:22

Вторая часть встречи с Аркадием Злочевским в Международном мультимедийном центре «Россия сегодня». Первая часть по ссылке - http://www.agroinno.ru/news/1128-vlaga-v-pochve-eto-sobstvenno-i-est-urozhaj.html

В России начинается уборка и переработка урожая нового сельскохозяйственного сезона. К примеру, буквально несколько часов назад пришло сообщение, что к переработке нового урожая приступил холдинг «Солнечные продукты» на Армавирском масложировом комбинате. До урожая подсолнечника, который возьмут в сентябре, в переработку пошел рапс. В общем, идут хоть и дождливые местами, но везде горячие дни. А в каких условиях будут снимать и отправлять на переработку и на экспорт урожай этого сезона? Во второй части об этом рассказывает Аркадий Леонидович Злочевский, президент Российского зернового союза.

 

zlochevskij rianovosti

Фото Алексея Сутурина

Есть ли коллапс на зерновом рынке?

- Вы, наверное, слышали и знаете о проблеме, связанной с НДСом – то есть зерно, которое обращается по рынку без НДС. В общем, в определенном смысле текущая экономическая ситуация, связанная с экономикой экспорта, она компенсирует те проблемы, которые созданы с Хартией. Дай Бог, чтобы так оно и было, чтобы дальше развивался рынок, потому что, чтобы этот коллапс преодолеть, нужно определенное время, рынок должен адаптироваться и, в определенном смысле, наладить инфраструктурные связи для организации поставок.

Сейчас их разрушение, собственно говоря, могло привести к коллапсу, потому что мы могли резко снизиться по объему экспорта, и это еще больше давило бы на рынок в виде запасов, которые образуются в период уборки урожая. Но сейчас вроде бы все – по июню смотрим – более или менее нормально, потому что к июню прошлого года мы даже прибавили. Ну, за первые 13 дней там 570 с чем-то тысяч тонн вывезено на экспорт, это чуть-чуть, в районе 15 тысяч тонн, побольше, чем в прошлом году вывезено за эти же даты – с 1 по 13 июня. В определенном смысле есть оптимизм, можно посмотреть по рынку. Несмотря на то, что валовый сбор нас ожидает достаточно большой, рекордные запасы, но рассчитываем на то, что это не обрушит цены. Ценовую ситуация держится, благодаря мировому рынку, ослаблению рубля и, в общем, активному вывозу, на который очень рассчитываем.

Ну, вот такая у нас складывается картина с урожаем. Еще могу сказать, что ячменя посеяно меньше, чем в прошлом году. Даже и в прошлом году мы сокращали. Проблемы с ячменем при этом не будет, его все равно достаточно для внутреннего потребления. Более, чем достаточно. Но урожай в районе 17-18 млн тонн просто снизит наши экспортные позиции на рынке ячменя. На экспорт будет вывозиться меньше, его и в прошлом сезоне вывозилось меньше, чем традиционно мы его вывозили. Так и в этом сезоне.

И есть у нас еще проблемы с такой культурой, которую почему-то в этом сезоне не посеяли, как просо. Сократились посевы проса, будет маленький урожай, но это корм для попугайчиков, в основном. Там на самом деле проблем и не должно быть, корм этот завести можно.

Куда исчезла высококачественная пшеница?

- На парламентских слушаниях ученые отмечали, что пшеница первого и второго класса у нас вообще уже не производится, а пшеница третьего класса все больше склоняется к четвертому, пятому классу, и ее все меньше и меньше. Вы согласны с такой оценкой?

- На счет третьего класса не согласен. У нас просто нет практически инвестиций в качество пшеницы. Это всего лишь дополнительные деньги, которые надо в землю положить. Произвести пшеницу высокого качества – не особая проблема, ее решение зависит от технологий. Но на них не хватает денег, и эти дополнительные инвестиции просто не окупаются, рынком не окупаются. Сейчас разбег между классами в районе тысячи рублей. Напомню, что у нас бывали сезоны, когда этот разбег доходил больше, чем до полутора тысяч между классами. И это приводило к тому, что такие инвестиции производились и они окупались просто за счет этой разницы в цене. Сейчас не очень окупаются, вернее, если правильно рассматривать картинку, то для технологичных хозяйств – это окупаемая позиция, то есть дополнительные инвестиции в производство высокого качества окупается.

Но это благодаря тому, что в этих высокотехнологичных хозяйствах вся цепочка выстроена без разрывов. А для нетехнологичных хозяйств, а по большей части нетехнологичные хозяйства страдают от отсутствия средств, они не потому нетехнологичны, что не умеют технологично обрабатывать почву, а потому что просто средств не хватает на технологическую обработку с соблюдением всей цепочки. И стоит хоть какому-то хотя бы одному звену этой цепочки разорваться, все эти вложения, инвестиции в повышение качества просто не окупаются. При нынешнем состоянии рынка нет отдачи. Звено разорванное, да, три – не позволяют получать отдачу.

Дамоклава пошлина

В отношении пшеницы первого и второго класса ситуация выглядит таким образом: мы перестали ее производить, потому что у нее нет рынка сбыта, внутренний рынок не покупает пшеницу первого и второго класса вообще, нет спроса. А внешний рынок, который мы только-только начали осваивать и два года экспортируем и конкурируем с Канадой, с ее пшеницей первого и второго класса – этот внешний рынок был вырублен введенной пошлиной на пшеницу. Пошлина, вы помните, была плавающей и рассчитывалась от контрактной стоимости, а это самые дорогие позиции по пшенице – по ним, в первую очередь, пошлина и ударила. В результате этот рынок сбыта кончился и ее перестали производить. И сейчас не возвращается это производство в практику по причине того, что – напомню – пошлина обнулена, а не отменена. То есть это означает, что никаких действий не надо предпринимать для того, чтобы 1 июля 2018 года пошлина в нашу практику вернулась. Вообще никаких, собственно, никто сейчас и не предпринимает никаких действий. Что и беспокоит и меня, и рынок и как можно инвестировать в производство первого и второго класса, если эта пошлина висит как дамоклов меч. Ну, вы представляете, мы произведем, а потом попадем под пошлины. В результате куда мы ее денем, а внутреннего рынка сбыта у нее нет? Поэтому эти инвестиции не производятся, а это производство не возрождается.

- Как вы оцениваете ход уборки кормов и обеспеченности кормами скота в этом сезоне?

- Там много разговоров по поводу влаги. Но общая ситуация по влаге влияет не только на зерновые, но и на травы и сено… Ну, куда же денется кормовая база? Другой вопрос, что иначе выглядит технология обработки. Сено может сгнить от повышенной влаги, осенью, например. Риск такой существует.

Но надо рассматривать по погодным условиям. Если вы рассматриваете многолетние данные среднегодовые, например, по температурам и запасам влаги, то они очень мало отличаются друг от друга, разбег очень небольшой. А что это должно означать? У нас весна и лето сложились холодными и влажными. Правильно? С точки зрения компенсационных механизмов, которые природа устраивает, это означает, что осень должны быть теплой и сухой! В принципе, рассчитываем на это. Иначе будет какой-то выстреливший из многолетних данных год, ну, этого не случалось ни разу, с чего это случиться сейчас?

Криминальный ЕСХН

- В связи с историей по НДС и принятием Хартии. Как вы сказали, есть надежда, что цепочки не будут рушиться. Можно предположить, что государство услышало сельхозпроизводителей?

- На самом деле не так. Я вам сказал, что коллапс имеется в рынке. На текущий момент все крестьяне жалуются на то, что в период массовой уборки, когда у них пошло дикое количество покупателей, то есть была просто драка за доступ к этому зерну в период уборки, потому что там самый дешевый уровень цен, то сейчас нет никого. Сами крестьяне ищут, куда бы передать то, что с полей поступает. Это проблема текущего момента, то есть коллапс уже наступил. Просто он скомпенсирован экономической ситуацией и нарастанием спроса. Если бы этого нарастания спроса не было, рынок бы, естественно, продавился…

Проблема не в том, что разорвана цепочка поставок. Это не особая проблема – рынок все восстановит, для этого нужно просто время. Проблема в том, что это могло образовать в условиях таких переходящих запасов давление на рынок – беспрецедентный. И обрушило бы цены. Вот, в чем опасность. Цены не рухнули благодаря тому, что сейчас нарастание экспортного спроса компенсировало этот фактор. А коллапс сам случился, мы пытаемся сейчас беседовать с налоговиками и с минсельхозом. Вот на этой неделе собираемся, чтобы нивелировать эту ситуацию с разорванными связями…

Проблема с фиктивным НДСом, она, ведь, появилась не сегодня, а давно в рынке существует. Просто сейчас налоговики взялись за решение этой проблемы. Именно сейчас. И почему-то именно к новому урожаю. Если бы они сдвинули решение этой проблемы, скажем, к новому году, в межсезонье, то это бы не влияло так сильно на рынок. И понятно, что рано или поздно эту проблему надо было бы решать.

Я-то уже не помню сколько лет, с момента принятия единого сельхозналога как вроде бы льготного как налога для сельхозпроизводителя, кричу на всех углах о том, что вы приняли неадекватное решение, товарищи чиновники, что ЕСХН надо отменять, ЕСХН вообще не должен существовать. Само по себе абсурдно, когда устанавливается льгота, которая способна работать только в криминальных условиях. Если нет криминала, если все в чистую, в белую, без отмыва НДС, то ЕСХН не выгоден по отношению к обычной системе налогообложения, он дает, наоборот, ущербные условия. Какая же это льгота? Ну, если вы дали льготу сельхозпроизводителю, то обеспечьте ее транспарентными, ясными условиями. Не загоняйте сельхозпроизводителя в криминал, в серые или черные схемы! Правильно? Нормальная логика должна быть такой. А здесь получилась льгота, которая работает только в условиях криминала и никак иначе. Понятно, что этот криминал не может жить вечно и рано или поздно должен кончится. Я-то всегда был за то, чтобы он кончился, как можно раньше. Ну, просто нормальной системой, обеляющей рынок, была бы отмена ЕСХН.

Продолжение следует…