Agroinno.ru - агроновации и системные риски

07.12.2018 08:57

Или какая еда попадает на обеденный стол россиянина

История контрафакта и фальсификата продолжает пополняться новыми страницами. В ней немало разделов, один из которых касается защиты интеллектуальной собственности. Другая часть истории пишется уже в рамках расследований правоохранительных органов. Однако этот подход формально нередко уже за рамками брендовой защиты, а качество, полезность, экология пищевого продукта уходят в область биологической безопасности страны, здоровья граждан и земли.

Алексей Сутурин

zemlja chernozem

Фото Алексея Сутурина

Смею высказать следующее предположение: ни один высокопрофессиональный агроном никогда не пойдет в продовольственный магазин за продуктами для своей семьи, особенно детей, вероятнее всего, он будет покупать их у хорошо знакомого фермера. Хотя и этот вариант не дает полной гарантии того, что приобретенная пища окажется здоровой или хоты бы нейтрально-безвредной. Потому что он, этот агроном, знает много историй про средства защиты растений, удобрения, технологии вспашки почвы и уборки урожая. Положительных, а часто криминальных. Да, и их много. Сегодня рынок пестицидов, поставляемых в Россию, сопровождается контрафактными продажами, объем которых доходит до 30 процентов от всего объема поставок.

Представим мысленно бескрайние просторы нашей страны. Возможно ли проконтролировать технологичность каждого ее поля? Вряд ли. Хотя, казалось бы, достаточно положиться на известные бренды, надежность которых утверждалась десятилетиями добросовестной работой. Работой сложной, упорной и технологичной. К примеру, вывод на рынок нового продукта в компании BASF занимает 10 лет только научных исследований, плюс три года на регистрационные и подтверждающие процедуры государственных организаций. Черному бизнесу все это не нужно. Сделай соответствующую наклейку, залей в канистру с пестицидом неизвестно что, привезенное часто из Китая, и качай прибыль. Есть мнение, что такой с позволения сказать бизнес прибыльнее торговли наркотиками. И по практике жизни трудно наказуем.

Крупные компании с широко известными брендами противодействуют распространению контрафакта. Для чего они это делает? Я полагаю, не только для защиты своей интеллектуальной собственности с точки зрения права, но в большей степени по причине своей многолетней добросовестности, заботы о своей репутации и о своем достоинстве.

И теперь попробуем рассказать, как в современном, высокотехнологичном и глобальном (в хорошем смысле этого слова!) мире защищают свою репутацию, честь и достоинство? Да, конечно, это та же самая дуэль. Только не на пистолетах, а на информационных выстрелах.

Чтобы излагать доказательно, придется несколько углубиться в технологии – научные, производственные и финансовые, точнее, инвестиционные. Ведь, откуда-то берутся деньги на создание контрафактных технологических, производственных, логистических и прочих цепочек и почему это неизвестно органам местной власти?

Сначала о науке, точнее, об организации научно-технических исследований в химической промышленности. К примеру, BASF ежегодно тратит на эти процессы порядка 2 млрд долларов. При этом для вывода нового препарата к стадии производства уходит 10 лет. Потом еще три года на разрешающие государственные процедуры. Кстати, эти «научные» годы теоретически могут быть просто выкинуты из практики, если препарат не сможет отвечать основным принципам безвредности и полезности. Хотя отрицательный результат тоже имеет свое значение.

Затем организация производства и выход на рынок. Вот, тут все схоже с теневой экономикой. Контрафакт, фальсификат, подделка весьма профессионально работают на реальном рынке, подчиняясь и даже используя его законы в своих интересах, применяя извечный принцип: есть спрос – есть предложение.

Что сегодня агроному предлагает подпольное производство? Китайскую смесь несертифицированных формул, старых, ушедших с рынка химических формул, а бывает, просто воду, что вообще-то наиболее безвредно для природы, земли и человека. Самые жесткие случаи применения в хозяйствах контрафактных пестицидов с разрешения агрономов приводят к выгоранию земли, а самые опасные – к воздействию на человека и, что самое страшное, на детей, вызывая у них самые различные заболевания и изменения в организме даже на тонком уровне, а далее – на здоровье нации. Вот так теневая экономика напрямую воздействует на природу, на нас, на наших детей, внуков и правнуков.

То есть сегодня в нашей стране, отчасти и в мире, борьба за соблюдение прав интеллектуальной собственности нацелена не только на защиту своего продукта, что совершенно понятно и никем не отрицается, но и на продовольственную, биологическую безопасность нации и государства.

Если человек купит и будет носить поддельные джинсы, рубашку, платье или сумку, то люди в большинстве своем просто улыбнутся виду прохожего или участника банкета. А если мы употребляем в пищу неизвестно какие вещества, а практика говорит, что существенная часть нашего рынка представлена подделкой, то я вижу только два пути для защиты здоровья. Первый – активизация работы правоохранительных и других государственных органов в борьбе с теневыми заводами (заводами!) и инвесторами. Второй – сделать так, чтобы рынок, а лучше сам человек, агроном отказался от покупки контрафакта, фальсификата, подделки, чтобы это было в голове, в мозгах, в социуме, в обществе…

Но этому надо учить – начиная с семьи и школы, используя телевидение, газеты, журналы. Надо давать материалы для контролирующих и инспектирующих органов, надо менять отношение к проблеме чиновника, который, сегодня уже не секрет, говорит: «Да что вы ко мне со своим контрафактом, у меня люди Боярышником травятся».

А противная, во всех смыслах этого слова, сторона, следуя основному закону рыночной экономики – извлечению прибыли – работает намного эффективнее. Как только на рынке появляется новый и качественный, брендовый продукт, через три-четыре месяца появляется контрафакт или фальсификат. Для этого на, допустим, заброшенной производственной площадке где-нибудь в глубинке, а может, в центре столицы, появляется технологическая линия, снабженная китайской или другой непонятной смесью, упаковочными материалами (к примеру, пластиковыми канистрами с выдавленными на них наименованиями бренда), наклейки полиграфического исполнения, поддельные сертификаты и другие документы…

Можно ли это организовать без участия местных хозяев земли русской? Я сомневаюсь. Можно ли продать такой товар сельскохозяйственным предприятиям без согласования с агрономом? Вряд ли. Ведь это не прилавок на сельхозрынке, где покупатель (фермер, владелец приусадебного участка) зачастую не владеет необходимыми агротехническими знаниями. Кстати, этот частный рынок еще не охвачен поддельными гербицидами, а возможно, теневой бизнес найдет и туда дорогу…

Предыдущие части этой темы: http://www.agroinno.ru/news/1219-intellekt-na-minnom-pole.html

http://www.agroinno.ru/news/1218-kontrafaktnaya-agrokhimiya-iz-pod-poly.html

Партнеры

 

kombikorma