Agroinno.ru - агроновации и системные риски

26.02.2015 02:06

kampus-skolkovo

Февраль раз за разом приносит необычные новости из неолиберального блока федеральной власти. Правда основа этих изменений закладывалась еще в 2014 году, когда заговорили об импортозамещении в экономике, но крайне актуальными они смогли стать только сегодня.

Как уже говорилось, в экономике появился посредник между банками и предприятиями, который уже выдает гарантии участникам кредитных сделок. «Взаимодействие с Банком России позволит АКГ сформировать новые механизмы удешевления кредитных ресурсов», – об этом заявила Галина Изотова, председатель Правления Агентства кредитных гарантий в рамках своего выступления на заседании Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам. В июне 2014 года, начинали со Сбербанка и ВТБ-24, когда уже было ясно, что западные кредиты для реального сектора стали недоступны. В этом году к разрешению кредитного кризиса решило подключиться ведомство Эльвиры Набиуллиной.

На днях на закрытой встрече с представителями банковского сообщества с руководством ЦБ в пансионате «Бор» Эльвира Набиуллина заявила, что инфляция более не является единственным критерием при решении вопроса об изменении ключевой ставки ЦБ. Профессиональное сообщество в недоумении и тревоге – как это понимать? Теперь, к примеру, как отметил Форбс в интервью с Олегом Буклемишевым, директором Центра исследований экономической политики экономического факультета МГУ, «политических ориентиров у денежно-кредитной политики три: плюс к инфляционному таргетированию это поддержка экономики и курсовая стабильность». Пресс-служба ЦБ это опровергает, но, похоже, слово не воробей, если присутствующих более трех.

Конкретно о «поддержке экономики» можно все-таки судить по решительности Агентства кредитных гарантий, которое возникло в середине прошлого года, и которое добивается снижения ставки до 6,5 процента для проектов до 1 млрд рублей (реально – 10,75 процента). Как мы уже писали ранее, Агентство кредитных гарантий совместно с Банком России провело работу над внесением изменений в Положение 312-П, регламентирующее применение механизма рефинансирования. Инструмент позволяет аккредитованным банкам создавать портфели однородных ссуд, предоставленных субъектам МСП под гарантии АКГ. Данные портфели будут пакетом рефинансироваться Банком России, что позволит улучшить условия кредитования предприятий малого и среднего бизнеса и ограничить стоимость кредитных ресурсов для конечного пользователя.

Еще новость. В середине февраля в Москве прошло второе заседание Стратегического совета по инвестициям в новые технологии при Министерстве промышленности и торговли Российской Федерации. Лейтмотив можно определить так: "импортозамещение на основе локализации", хотя речь шла не только об иностранных инвестициях.

О смысле и практике локализации было много написано, когда в прошлые годы рассказывали о строительстве в России сборочных заводов зарубежных автомобилестроителей, а также сборочных площадок комбайнов и тракторов иностранных брендов. Денис Мантуров, министр промышленности и торговли РФ предложил иностранным компаниям создавать в России интеллектуальные инженерные центры, чтобы они здесь умножали добавленную стоимость, что сократило бы издержки нашей страны в три-четыре раза. Условия для этого российское государство намерено создавать и обещает прозрачные и постоянные правила игры. Таким образом, если осуществится этот план, санкции сами по себе станут бессмысленными, поскольку интеллектуальные инженерные центры, новейшие технологии, высококвалифицированные кадры – все будет здесь, у нас, в России.

Были анонсированы программы финансирования Фонда развития промышленности. Их четыре. 1. Проекты импортозамещения (Завершение НИОКР, внедрение на производственных площадях заемщика. Сумма займа до 300 млн. рублей. Срок займа до 5 лет). 2. Добанковские проекты (Завершение НИОКР, разработка ТЭО и другой документации с выходом на банковское финансирование. Сумма займа до 300 млн. рублей, Срок займа до 5 лет). 3. Прединвестиционное финансирование (Разработка ТЭО и другой документации с выходом на стратегическое финансирование, включая средства ВЭБ. Сумма займа до 500 млн. рублей. Срок займа до 4 лет). 4. Проекты консорциумов (Разработка НДТ и технологий импортозамещения для «серийного лицензирования». Сумма займа до 500 млн. рублей. Срок займа до 7 лет).

Вводится понятие «специальный инвестиционный контракт», когда будут предоставляться инвестору серьезные отраслевые льготы и преференции. Намечены 18 отраслевых планов импортозамещения. Их области стоит перечислить: тяжелое машиностроение, энергетическое машиностроение, нефтегазовое машиностроение, станкостроение, металлургия, судостроение, радиоэлектронная промышленность, авиационная промышленность, автомобильная промышленность, транспортное машиностроение, сельскохозяйственное машиностроение, машиностроение для пищевой и перерабатывающей промышленности, строительно-дорожная коммунальная и наземная аэродромная техника, фармацевтическая промышленность, химическая промышленность, лесная промышленность и легкая промышленность.

Там, в этих планах очень много интересного и умного, о чем хотелось бы рассказать. Но прежде стоило бы получить ответ на главный вопрос: есть ли реальные гарантии капиталу в современной России, чтобы осуществлять долгосрочные инвестиции и провести кардинальную перестройку промышленности, для того чтобы создать современные индустриальные центры, основанные на технологиях завтрашнего дня? Я их не нахожу.

Все это, на первый взгляд, похоже на изменение основополагающих принципов неолиберальной политики действующей власти, что стало возможным под давлением профессиональной общественности и представителей реальной экономики, а также как следствие западных санкций. Но не стоит спешить с выводами, так или иначе, эти меры в первую очередь, гарантируют снижение рисков именно банкам и сохранение их маржи, а также расширение возможностей госкорпораций.  Почему «в первую очередь», а потому что сам бизнесмен без административного ресурса здесь мало влияет на процесс и у него нет выбора, поскольку часто только так он может выйти на уровень рентабельности «плюс один процент» или ему придется остановить бизнес. Из этого следует, что неолибералы не меняют, а лишь подстраивают свой курс под нынешние реалии, чтобы удержаться у власти.