Agroinno.ru - агроновации и системные риски

04.05.2011 18:02

В тот год я пошел в первый класс. Потом, через несколько лет я познакомился с некоторыми из «тунеядцев», людьми неординарными, в чем-то надломленными, но в главном – невероятно сильными. Они были «шестидесятниками», теми, кто в 60-е годы встряхивал общественное сознание. Большинство из них я уже похоронил. Мои друзья были великолепными журналистами, делавшими Известия, Московский Комсомолец, Воздушку, Учительскую, Леснуху, Гудок, Труд…

Они и другие идеалисты начинали… Потом их использовали, а потом власть захватили прохиндеи…

Так бывает всегда. Революцию задумывают идеалисты, делают ее фанатики, а власть в руки берут подонки… К сожалению, это аксиома.

50 лет назад в СССР начали борьбу с тунеядцами

4 Мая 2011 г.

Ровно 50 лет назад в Советском Союзе стали наказывать за тунеядство. Жертвами указа об усилении борьбы с теми, кто уклоняется от общественно-полезного труда, стали почти полмиллиона граждан.

Пожалуй, самый известный из всех советских тунеядцев — поэт Иосиф Бродский. В стране в то время появилось целое поколение неформалов, работавших для отвода бдительных глаз дворниками, кочегарами и сторожами.

Указу Президиума Верховного Совета РСФСР от 4 мая 1961 года предшествовала мощная пропаганда с призывами бороться с антиобщественными элементами и создавать народные дружины. Крепкие ребята с повязками очищали улицы от стиляг, спекулянтов и дебоширов. Но главная цель — «граждане алкоголики и тунеядцы». Тех, кто ведет, как считали, паразитический образ жизни, благодаря новому закону, судили трудовыми коллективами.

Соседи и друзья имели полное право не только клеймить, но и наказывать — отправлять в ссылку и назначать трудовую повинность. «Общее собрание коллектива трудящихся приговорило: Кац Якова Михайловича, 1935 года рождения, подвергнуть выселению из Москвы в специально отведенные местности сроком на 5 лет с обязательным привлечением к труду по месту поселения», — зачитал приговор бригадир.

Эта мера действовала ровно четыре года. Было выявлено почти полмиллиона граждан, ведущих антиобщественный образ жизни, из них 37 тысяч было выселено.

Самый известный в советской истории тунеядец — поэт Иосиф Бродский. После масштабной травли в газетах он чуть не умер в камере от сердечного приступа, а весной 64-го получил максимальное наказание – пять лет принудительных работ на Севере. Впрочем, позже Бродский назвал свою ссылку самым счастливым временем в жизни. А через 20 лет «советскому тунеядцу» вручали Нобелевскую премию по литературе.

«Я чувствую себя русским поэтом, англоязычным эссеистом и гражданином Соединенных Штатов Америки. Я думаю, лучшей комбинации я для себя придумать не в состоянии», — говорил Бродский.

В 1965 году указ почти перестал работать. Вернее, высылка тунеядцев была отменена. Вместо этого их привлекали к труду по месту жительства. Впрочем, по сути последователи Бродского — люди творческие, если, конечно, они не были прожженными алкоголиками или фарцовщиками, — сумели трансформироваться. Здесь же, в Ленинграде, зарождалось новое поколение — дворников и сторожей. Кто киномеханик, кто дворник, кто кочегар — профессии советского андеграунда. Главное — не тунеядцы.

«Юра Шевчук для того, чтобы его не считали тунеядцем, работал ночным сторожем в молочном кафе “Аврора”, — рассказывает народный артист России, режиссер Алексей Учитель. – Он реально мыл полы и сторожил».

Новая волна борьбы с тунеядцами прошла уже на исходе советской империи — андроповские облавы в кинотеатрах и парикмахерских. Но со смертью генсека угасли и они. Впрочем, отменен хрущевский указ был лишь в 1991 году. Зародилась эра свободных профессий.

Яну, Игоря и их годовалого Егора в 60-х назвали бы семьей тунеядцев. Сегодня они – фрилансеры, дизайнеры на дому. «Рабочее время у нас где-то с десяти вечера до четырех утра. Днем с ребенком работать получается очень мало, — говорит Игорь. — Хочется делать все самостоятельно от и до». «Другое дело, что не у всех получается», — замечает Яна.

А тех, у кого не получается самоорганизоваться, если они опять-таки не пьют и не воруют, сегодня называют, как и прежде, тунеядцами.