Agroinno.ru - агроновации и системные риски

30.06.2017 08:39

Структурные изменения в экономике не наблюдаются, и, по-прежнему, ее рост связан с ростом цен на нефть

 

2017 06 28 snzsuqfndmkkb qpjn 004

 

В четверг, 29 июня в Москве состоялось очередное заседание Экономического клуба ФБК. Эксперты рассмотрели следующие структурные вопросы: чем вызван рост российской экономики в 2017 году, о котором говорят данные Росстата, как этот рост отразится на реальных доходах населения, является ли положительная динамика роста следствием структурных изменений в отечественной экономике?

В этот же день все новостные ленты облетели результаты последнего опроса ВЦИОМ: десяти процентам россиян не хватает денег на еду, а 29 процентам – на одежду. По сути, почти треть граждан России живут за гранью бедности, и сбережений на черный день у них уже нет. Такое положение сравнимо с кризисом 2009 года, когда такому же числу людей не хватало на нормальное питание.

Где скрыты причины новой волны бедности? На заседании Экономического клуба ФБК приводились такие обобщающие показатели. По данным Росстата, экономический рост в первом квартале текущего года составил полпроцента, а по оценочным данным за апрель и май соответственно – 1,4 и 1,7 процента. Между тем, как отметил Партнер ФБК, директор Института стратегического анализа Игорь Николаев, реальные доходы населения снижаются четвертый год подряд. Только в 2016 году они упали на 5,9, а за январь-май 2017 года – на 1,8 процента. Кроме этого, меняется структура доходов. Так доля социальных выплат сегодня достигла своего максимума с советских времен и составила в 2016 году 19,2 процента. В 2007 году этот показатель был 11,6 процента.  При этом увеличение доли социальных выплат совсем не обязательно реализуется в росте доходов населения. Доходы от предпринимательства напротив рекордно низкие, всего 7,8 процента, а в 1993 году составляли 18,6 процента, что пока является рекордом.

«Фактически люди в своих доходах начинают все больше зависеть от того, сколько им дает государство и в меньшей степени от собственной деятельности. Это во многом объясняет тот факт, что у нас динамика доходов населения отстает от динамики экономического роста, - пояснил Игорь Николаев. -  И если экономический рост не выливается в повышение уровня жизни, то это ущербный рост и такой рост нам не нужен».

Граждане все же пытаются заниматься различными видами деятельности, но, к сожалению, отнюдь неуспешно. На предпринимателей давит фискальная политика государства, воспользоваться субсидиями и льготами для малого бизнеса практически невозможно. Как итог, чтобы выжить, люди нередко уходят в теневую, или как ее характеризует профессор ВШЭ Симон Кордонский, гаражную экономику. И если эти шаги дают какие-то средства к существованию, то приносят и уже ощутимые отрицательные результаты и дополнительные риски. Контрафакт и фальсификат на рынке по некоторым видам поддельных товаров занимает от 25 до 70, а порою (как с сырами в центральных регионах России!) и до 100 процентов. Риски возникают огромные. Замечено, что идет рост различных заболеваний из-за нездоровой структуры питания. В результате использования в производстве сельхозпродуктов пальмового масла и других структурных компонентов, а в сельском хозяйстве фальсифицированных средств защиты растений, пестицидов и других агрохимикатов у людей возникают пищевые аллергии, потеря памяти, диабет, рак, аутизм, бесплодие, ожирение и прочее, и прочее… Риски бедности весьма опасны для социума, общества и государства. Это болезнь нездоровой экономики.

По мнению директора Центра развития НИУ Высшая школа экономики Натальи Акиндиновой, процесс, который мы сейчас наблюдаем назвать устойчивым экономическим ростом нельзя. Текущую статистику достаточно сложно анализировать, так как Росстат перешел на новый классификатор, а процессы в экономике носят разнонаправленный характер. Так в промышленных видах деятельности динамика положительная. А в тоже время непромышленные виды, а особенно платные негосударственные услуги показывают минус. И в среднем экономика колеблется около нуля.

«Поэтому оснований для роста доходов населения пока не сформировалось. В силу того, что наша экономика носила и продолжает носить сырьевой характер и ее рост зависит от цен на нефть. А доходы населения зависят от динамики инфляции, которая напрямую не связано с ценой на нефть», -  отметила Наталья Акиндинова.

Для реального роста экономики необходимы сегодня, в первую очередь, системные меры. Для малого и среднего бизнеса, для самозанятых граждан нужны доступные кредитные ресурсы, а не только контролируемая инфляция. Но вряд ли они, доступные кредитные ресурсы, вот-вот появятся. Старший научный сотрудник Лаборатории структурных исследований РАНХиГС Михаил Андреев прокомментировал социально-экономические прогнозы, которые публикует Минэкономразвития. В министерстве надеются к 2020 году достичь роста порядка двух процентов ВВП в год, держать инфляцию на уровне четырех процентов и все это при ослаблении национальной валюты до 70 рублей за доллар США. 

«Мы выяснили, что некоторые параметры будет трудно реализовать. Во-первых, без учета нефтяного фактора – два процента в год это очень много. Для обеспечения такого роста нужно увеличивать кредитование промышленности и одновременно увеличивать депозиты в банковском секторе. Для этого нужно, чтобы ставки по кредитам падали, а по депозитам наоборот росли. Но с точки зрения банковского сектора, это невозможно. И чтобы обеспечить два процента роста ВВП текущих депозитов не хватит, поэтому банкам придется прибегать к внешнему заимствованию. А это значит усиление рубля, что в свою очередь противоречит ослабление валютного курса», - подытожил Михаил Андреев.

И все достижение дна в экономике, похоже, уже произошло – естественно, нужен рост. И рост необходим существенный посредством структурных изменений в экономике. По мнению руководителя Экономической экспертной группы Евсея Гурвича, спад в экономике завершился, и цена кризиса оказалась ниже, чем можно было ожидать. Экономика растет, так как цена на нефть увеличилась на 20 процентов. Но признаки роста есть, а признаков новой модели роста как не было с советских времен, так и нет. По-прежнему рост зависит от цены на нефть и выражается в наращивании объемов производства без повышения эффективности, без повышения качества товара. И даже в этой модели России есть к чему стремиться.

«Одной из главных особенностей российской экономики считаю слабую реакцию на ценовые сигналы, - пояснил Евсей Гурвич. - Страны, где экономика более гибкая могут даже выиграть от девальвации, потому что экспорт резко растет. У российской экономики пассивная адаптация во время кризисов: она сокращает внутренний спрос, сокращается импорт для того, чтобы поддержать платежный баланс. Никакого выигрыша за счет привлечения экспорта не происходит. Например, при ослаблении обменного курса скажем на 10% в Южной Корее сальдо текущих операций уменьшается на 11%, то в России всего на 1,5%».

Итак, структурные риски, по-прежнему остаются главным препятствием для экономического роста страны. Они настолько комплексны и взаимосвязаны, что без принципиального, коренного изменения экономической политики государства «светлое будущее» не наступит. Безусловно, это понимают все, и не только экономисты, но и более-менее здравомыслящие граждане России.

И получается, кроме как на здравомыслие граждан рассчитывать сегодня уже не приходится.

(Статья подготовлена с использованием релиза компании ФБК, фото ФБК).