Agroinno.ru - агроновации и системные риски

Человек

Прораб

Быль или лонгрид про текущее и насущное в доме, которым управляет ЖЭК

Фото и текст Алексея Сутурина.

sergey prorab2veb

На снимке Сергей Владимирович Лавриненко.

На первый взгляд, можно подумать, что речь пойдет про современное рабство, ну, через тонкий намёк «прораб», однако это лишь отчасти. В том смысле, что все мы рабы своего дела, работы, обязательств, мужских слов (конечно, не матерных, а в смысле «мужик сказал – мужик сделал»). Но все-таки некоторая свобода всегда возможна. К примеру, про мою журналистскую жизнь в 60-годы говорили так: журналист голосует ногами… Существуют и другие подходы, оценки происходящего. Это, когда мучаешься, если другой работы нет и не будет, и таешь от злости, а люди добрым словом тебя даже не помянут.

Сергей Владимирович Лавриненко был в этом случае из нестандартной категории. Твердый, спокойный, практичный человек. Ах, да – официально он называется так: прораб фирмы «Полироуд инженеринг». Это подрядчик ОАО «Жилкомплекс», вот, с которым у нас весьма натянутые отношения. Но это другая история, связанная с попыткой захвата первого этажа нашего МКД заинтересованным бизнесом. И в этой истории точка еще не поставлена…

dom prorab

prorab1

prorab whod

Лавриненко уже в феврале ушел ремонтировать другой жилой дом. Есть надежда, что кому-то повезет также или больше, чем нам. Может, и меньше. Я, то есть председатель Совета МКД № 11 по проспекту Королева Сутурин Алексей Викентьевич, поначалу отнесся к нему с подозрением, памятуя историю с поддержкой коммерсантов нашей управляющей компанией.

Сразу подчеркнул условия:

- Сергей Владимирович, у нас есть Совет дома, есть старшие по подъездам, все мы будем оценивать Вашу текущую работу. Молчать никто не будет, люди все грамотные, по-хорошему – деловые…

- Если все будет по делу, я буду только рад, я сам такой, - отвечал по телефону Сергей Владимирович. - Пришлите мне тогда, пожалуйста, на почту ваши соображения по ремонту подъездов.

Так и поступили. Я собрал с каждого старшего по подъезду замечания и требования по ремонту, свел их в один документ и отправил Лавриненко. Он прочитал и сказал:

- Все по делу!

Началась конкретная работа. Недовольных текущей работой было немало, были жалобы в ЕДС. Тут по-хорошему вступала от ООО «Комфорт» инспектор нашего МКД Галина Петровна Осокина. Я и старшие по подъездам постоянно общались с Сергеем Владимировичем по телефону и при встречах. И сейчас я скажу самое главное – ни разу, ни словом, ни намеком он не выказал неудовольствие нашим словам, ни разу не отказал в наших естественных просьбах, основанных на разуме и логике, ни разу не изменил своему слову! Его бригады, конечно, работали по-разному. Я имею ввиду качество исполнения, которое, в конечно итоге, довели до ума, поскольку Лавриненко их контролировал жестко, я тому свидетель. Не сразу разобрались с новыми приборами электрики, не все сразу получилось качественно с тамбурными дверями. Но, вот, маляры, женщины, фамилии которых я забыл в текучке записать, были просто изумительны. Именно изумительны. По нескольку раз перекрашивали и докрашивали, мыли, оттирали, драили, в том числе и за жильцами и гостями нашего дома, которые и окурки тушили по новым стенам, и ногами черные полосы оставляли…

- Девушки, вы очень хорошо работаете, - говорю им при очередной встрече. – Вы откуда?

- Мы раньше по квартирам работали, по подъездам – впервые…

И тут мне стало понятно, что потолки и стены, лестницы они красили, обрабатывали, как для частного заказчика, готовившего домашний очаг. Сожалею, что не записал их фамилии. Ведь, телефоны где-то записывал, но найти сейчас не смог.

Нам вообще-то повезло. Понятное житейское бедствие, вызванное осуществлением губернаторской программы «Мой подъезд», охватило немало недель и длилось месяца три с белилами и пылью по дверям, стенам и лестницам, а если брать все этапы, то и четыре, но мы получили очень даже хороший ремонт. Да, есть, с чем мы не согласны, к примеру, с качеством восстановления окон в подъезде. Но половина вины в этом – наша. Сразу не поняли, что довести деревянные рамы до идеального состояния просто невозможно и согласились на частичную замену на «пластик». А потом было уже поздновато искать виноватого.

Но…

Нам поставили светодиодные приборы освещения с оптоакустическим датчиком. То есть датчика два – на звук и на свет. Днем приборы не горят. Ночью тоже не горят, пока не появится человек, оповестивший мир своим шумовым присутствием. Освещение загорается и через несколько секунд, если тихо, гаснет. Хлопнул в ладоши – снова загорится. Нашли мы их здесь же, в Королеве, на Силикатной. Точнее, нашел их еще раньше Олег Николаевич Моргачев, член Совета МКД, старший по 5-му подъезду и когда-то протестировал в Юбилейном, в доме, где он управляющим ТСН. Правда, похоже, нам самим придется отрегулировать под наши желания осветительные приборы. Но это уже жизнь.

prorab svet

Общая экономия электроэнергии получается весьма существенная. Просто светодиодные лампы дают до 60 процентов экономии, а с датчиками из оставшихся 40 процентов, если их уже считать 100-процентным вариантом, появляется еще 30 процентов экономии. Ну, в общем, большой привет ОДН в платежках за ЖКХ!

Сперва нам начали ставить простенькие, китайские осветители. После первой же ночной проверки выяснилось, что треть из них в моем подъезде просто не работали, как надо. Либо не зажигались вообще, либо вообще не гасли. А что бы было через год?

Дополнительно нам поменяли на новые вторые двери в каждом подъезде. По нашему настоянию вмонтировали в плитку на первых этажах при входе противоскользящие полоски, отрегулировали механизмы доводки дверей, в каждом тамбуре на этажах поменяли на новые приборы освещения и подвели выключатели, что не обязаны были делать, и так далее… Если по-простому, от нас, членов Совета МКД, старших по подъездам, активистов – человеческое Спасибо прорабу Лавриненко и его бригадам! Да, и еще - член Совета, старший по третьему подъезду Нина Ивановна Макарова очень настойчиво подчеркнула в нашем разговоре, зная о моем намерении поблагодарить рабочих: «Про маляров обязательно скажите, им большое спасибо!».

И еще…

Когда ремонт был окончен, ремонтников Бог наградил – в соседнем ДИКСИ выставили за дверь просроченное пиво, а зоркое око русского человека не пропустит яркое событие текущего дня! Тем более в субботу. Правда это утверждают враги! Сам я даже запаха не почуял, не говоря уже о чем-либо другом…

Волна

Сегодня прошло сообщение ТАСС о том, что выпускнику МФТИ 1978 года Сергею Божевольному вручили самую крупную премию в области науки и техники Дании. За работы и открытия в области нанооптики и квантовых технологий. И все-таки это о волне. И там, где памятник Русалочке. Ну, вот, теперь знаю о том, что существует датская наука... Вообще-то первым датским исследователем был Ганс-Христиан Андерсен, который увлекся русалками, я думаю. Ну, а теперь управление светом на расстояниях меньше длины волны, возможно, позволит Сергею Божевольному разгадать влечение русалок к волновым движениям с помощью нанооптики или квантовых технологий... допустим, в солнечной энергетике, которая весьма будет полезна для пока плохо доступных сельских территорий России, сельского хозяйства и АПК в целом.
 
rusalochka1

Волна

На пристани, в плену холодного гранита
Навеки грусть русалочья сокрыта.
Не изменить природу колдовства,
Найдя в волне истоки естества.

Русалочка, ну что тебе до мира,
До Космоса и наномиражей,
Когда в волне находит звуки Лира
И волны всевозможных падежей.

Волна бежит, основа всех событий,
И за волной процеживает Свет.
Не до науки и не до открытий,
Русалка ищет собственный ответ.

Так, где ответ? Он в мире технологий?
И почему наука так горька?
Забудем бремя вечных типологий
Пока творит Поэзии рука.

На пристани, в полях, ручьях и водах
Естественнее свет и плеск волны,
Когда усталость ясный звук струны
Задерживает в мимолетных родах.

Алексей Сутурин.

Русская поэзия за пределами России

22 декабря 2018 года, во второй день поэтического фестиваля "Русская поэзия за пределами России". Москва. Музей-квартира Алексея Толстого на Спиридоновке, откуда этот репортаж

 Текст и фото Алексея Сутурина

lira

 

В связи со своим 10-летним юбилеем, который отмечался 22 декабря этого года, ассоциация «Эмигрантская лира» объявила 2018 год «Годом русской поэзии за пределами России». Цель этого начинания – привлечь внимание литературной общественности разных стран мира к феномену русской поэзии за пределами России.

В рамках программы «Года…» в декабре 2018 г. в Москве идет трёхдневный поэтический фестиваль «Русская поэзия за пределами России».

 

lira2

На фото Сергей Иванович Чупринин, главный редактор журнала "Знамя", российский литературный критик, литературовед и публицист

lira1

 

Редакторы и авторы журналов представляют свои издания:

lira3

На фото Александр Мельник

Литературно-публицистический журнал «Эмигрантская лира» (представляет Александр Мельник).

Литературный журнал Союза русских писателей в Германии «Литературный европеец» (представляет Гершом Киприсчи )

Журнал русской зарубежной литературы, искусства, науки и общественно-политической мысли «Мосты» (представляет Гершом Киприсчи )

Литературно-художественный и научно-популярный журнал «Семь искусств» (представляет Евгений Беркович)

Литературно-публицистический журнал «Литературный Иерусалим» (представляют Ханох Дашевский и Виктория Левина)

Литературно-художественный журнал «Новый свет» (представляет Виктор Есипов).

Литературно-художественный и публицистический журнал «Русское поле»(представляет Олеся Рудягина).

Литературно-художественный журнал «Этажи» (представляет Ирина Терра) (журнал печатается в Москве и Бостоне)

Международный журнал поэзии «Интерпоэзия» (представляет Андрей Грицман)

Литературно-публицистический журнал «Новый Журнал / The New Review»(представляет Андрей Грицман)

Альманах-ежегодник «Связь времён» (представляют Юлия Горячева и Евгений Витковский)

Альманах «Литературная Америка» (представляет Алексей Сутурин)

Межконтинентальный русский литературный журнал «Грани»
РУССКИЕ ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЭЛЕКТРОННЫЕ ЖУРНАЛЫ ЗА ПРЕДЕЛАМИ РОССИИ («Гостиная», «Зарубежные Задворки», «Чайка» и «Подлинник»)

Мгновения

kolokolchik

(Памяти Дон Аминадо)

 

Что-то вспомнилось опять мне

Все, что было иль казалось.

На лугу родное платье

Той, что в памяти осталась.

Светлой пряди завитушка,

Глаз светлеющих движенье,

И ребенка побрякушка,

И нежданное смущенье.

 

Те мгновения - предтечи,

Неслучайные минуты.

Откровенья, отреченья

В миге, пламенем сомкнутом,

Наполняют смыслы светом,

Тихим, памятью согретым…

 

Смысл живет, не умирая,

Если чувства неподдельны.

Там дорога не до рая,

Там касанья беспредельны.

Что-то вспомнилось опять мне,

Где-то вновь прошелестело.

Ошалелые объятья

Помнит разум, помнит тело.

Повторенье не закажешь,

Память, лучшая порука.

А себе под вечер скажешь:

Эта сладостная мука

Помнить легкие мгновенья…

 

И рука чтобы касалась

Шерсти лучшего барбоса.

Чтобы вправду оказалась

Ты хоть чуточку курноса.

Чтобы голос мамы милой

Долетал до нас из сада.

Чтобы - будет или было –

Рядом грелось, как услада.

 

Я плыву без остановки

По теченью, чаще в стрежень,

С обновленьем, без обновки,

С взглядом сонным или свежим…

 

Память чувства окормляет

И мгновенья не меняет.

 

Алексей Сутурин,

14 августа 2018 года.

Тетя Маша

Быль

Алексей Сутурин, фото автора

torfposelok1

torfposelok

Года три назад, летним днем, проходя мимо и уже в самом конце дальней улицы умирающего поселка с названием Торфопредприятие, потянуло меня поговорить со этой старушкой, кормящей своих кур. Были они за шатким и старым забором с почерневшими, кривыми досками. И все хозяйство было старым и полуразвалившемся. На четверть ушедшая в землю избушка с пристройками-сарайчиками, старая хозяйственная утварь по возрасту под стать самой старушке, дворовая, истоптанная земля без тропинок и дорожек со следами давнего дождя и засохшими отпечатками галош. Весь этот быт существует в пяти километрах от московской кольцевой автодороги. Да, конечно, не такая, уж, и редкость, но все-таки…

torfposelok22

torfposelok12

Jauza

- Здравствуйте! Как вы поживаете? – спрашиваю ее.

- Слава Богу, поживаю, - не то чтобы неприветливо, но с некоторым напряжением отвечает она. – Ноги, вот, только сильно болят. А там дочка, - продолжила старушка, показывая на приятный дом напротив за высоким плотным забором, где она, по всему, живет под присмотром родных.

- А зовут-то вас как?

- Тетя Маша.

И так каждое лето, подойду, поздороваюсь, спрошу про ноги. Она ответит: «Хррреново», выделяя особенно и с натугой свою сонорную «р».

На днях пошел я в ту сторону с одной целью – подробно поговорить с тетей Машей о житье-бытье в поселке с типичным для середины прошлого века названием от советской промышленности. И вот, что сложилось из нашего разговора и коротких встреч.

1947 год. Деревенская девушка Маша приехала из Курской области в этот большой барачный поселок сезонницей, на летнюю вахту собирать и вывозить высушенный торф разрабатываемого яузского болота, что по южной границе подмосковного Калининграда, то есть нынешнего Королева. Был здесь когда-то, можно сказать, проездом «всесоюзный староста», и таким образом советская власть отметила его рядовое передвижение, совсем не похожее на трудные сезонные дороги русского колхозника.

Надо сказать, что сезонники, вахтовики уже пару столетий российской истории оставляли свои весомые следы на бескрайней родимой земле, по большей части в центральных областях страны, в разные исторические эпохи разными путями. Странно сказать – и родной, и чужой. Чужой - потому что дальней от родового гнезда, маленькой деревушки, где крепкими кандалами когда-то держала их барщина, а потом колхоз. С 1933 по 1974 год паспорта им были не положены, а получить справку от правления на выезд можно было, чаще всего, только по вахтовым делам. Да еще молодые парни с радостью уходили служить в ряды Советской Армии, чтобы по окончании срока службы, остаться на сверхсрочную либо завербоваться на великие стройки советского комсомола и коммунистической партии подальше от колхозного рабства. А девушки еще вербовались по лимиту на ткацкие, швейные и иные фабрики, где нормальный человек добровольно никогда бы работать не стал. И там в относительной мере самому распоряжаться своей судьбой.

Я видел этих девочек в середине 70-х на ткацкой фабрике «Пролетарская победа», когда работал корреспондентом мытищинской районной газеты «За коммунизм». Мне назначили писать о ткачихах, о социалистическом соревновании, в котором участвовали молодые женщины за достойную встречу очередного съезда КПСС.

К слову сказать, я воспитывался в семье с весьма коммунистическим представлением об окружающем мире – мой дед был красным комиссаром партизанского отряда и парторгом забайкальской коммуны «Равенство», а в незабвенном 37-м застрелился после того, как в НКВД его пытались заставить написать донос на своего боевого командира. Но память о коммуне осталась у моей мамы, и она говорила, что если бы не разница во времени, она бы сказала, что Чернышевский написал сон Веры Павловны, побывав у них, настолько там было все дружно и весело…

В общем, были в том времени и светлые минуты, и черные дни. Но кто-то жил, а кто-то выживал. Но там, на «Пролетарской победе» я увидел (и моя душа закровоточила!) очень конкретную жизнь фабричных девушек, оторванных от корней, у которых не было совместного хозяйства, дома и общих целей кроме построения коммунистического общества, и оплаты за изнурительный и опасный труд: представьте грохот станков по ушам и голове, а устанешь и руку в станок засунешь… Да, бывало это с ними.

Лишь в 1974 году советским колхозникам выдали паспорта, но справка от правления на свободу и какое-либо перемещение по стране все равно требовалась, без нее на работу в городе не принимали.

Тете Маше повезло. Или не знаю, как еще сказать. В поселке она вышла замуж, предприятие дало молодоженам бесплатное жилье. И так, похоже, все последующие годы, до сего дня она здесь.

- Тетя Маша, как же вам работалось?

- Как на каторге, - ровным голосом произносит она.

torfposelok123

torfposelok1234

Я постарался представить себе этот труд по ее рассказу. Работник гонит тележку по периметру, и в нее (надо успеть!) кидают лопатами торф сотоварищи. Работа потогонная и строго учитываемая. Полные тележки загоняют по мосткам в вагонетки, которые после погрузки уходят дальше по узкоколейкам. Узкоколейных путей было на Торфопредприятии, наверное, несколько десятков километров, часть уходила в сторону станции Подлипки, а часть перегружалась на широкую колею в поселке. Здесь отбывали вахту сотни сезонных рабочих из колхозов Центральной России.

«Ноги болят, ноги болят!». Да, понятно, как-жива-то осталась?

Современным молодым парням и девушкам с гаджетами в руках понять это трудно, а порой и просто невозможно. Только где-то в конце 60-х годов прошлого века, а полнее – в 70-х – стало в социуме формироваться понимание того, что человек вправе сам отвечать за свою жизнь и выбор пути. Если, конечно, способен на это! А без понимания того времени, уж, совсем нельзя понять, как мы победили в Великой Отечественной войне и восстановили промышленность и города в послевоенные годы. Слово «надо!» сегодня не проходит, кто же будет напрягать свое молодое тело за две копейки.

Хорошо это или плохо, пусть каждый решает сам, но и забывать о тех людях и о том времени не по-человечески. Это были другие люди, которые с сожалением и с доброй завистью, а нередко и с раздражением смотрят на нас.

Да, я тогда только в школу пошел.

kolokolchik

Еще статьи...

Партнеры

 

100х100п

 

 

 

    agro 19 gif