Agroinno.ru - агроновации и системные риски

09.12.2010 20:46

Повышение возрастной границы выхода на пенсию само по себе не решит финансовых проблем пенсионной системы, а значит, не обеспечит достойной старости гражданина, что в особенности касается жителей моногородов и сельских поселений

 

Алексей Сутурин

 

Социальная защита

 

 gontmaher_nikolaev

Евсей Гурвич, Евгений Гонтмахер и Игорь Николаев (слева направо)

 

Среди экспертов уже стал общепризнанным тот факт, что пенсионер в последние годы в России стал чуть ли не самым социально защищенным гражданином. Также не секрет, что на селе и в моногородах пенсия «ушедшего на отдых» хоть как-то помогает жить целым семьям. Однако пришло время понять, что же нас ждет в ближайшие годы, поскольку у бюджета на пенсионное обеспечение денег не хватает уже сегодня. Эта нехватка составляет более одного триллиона рублей.

Пенсионная реформа еще на слуху. У нее есть результаты. Но при более пристальном внимании они кажутся призрачными. Страховая и накопительная части пенсии пока не срабатывают в том формате, что были задуманы. Недалеко то время, когда при выходе на пенсию это событие будет называться страховым случаем. Такая реальность возникнет у относительно молодых людей в будущем, и она у некоторых из них вызывает немалый страх, главным образом у тех, у кого низкие заработки. Поэтому, сколько они сами себе заработают на пенсию с грошовым заработком, всем понятно. Отчасти поэтому совсем недавно вновь ожила идея повышения пенсионного возраста, озвученная министром финансов России Алексеем Кудриным (отрадно, что не главными лицами государства). Такая постановка проблемы не уникальна и занимает умы во многих странах. К примеру, в июле этого года во Франции прошла законодательная поправка, повышающая пенсионный возраст с 60 до 62 лет. Некоторые государства уже давно сделали подобные изменения, которые разнятся лишь по возрастной границе.

Нельзя сказать, что специалисты в России не занимаются проблемами пенсионного обеспечения. В ходе недавней пенсионной реформы, кажется, было сделано немало, но она так и не решила главных проблем социальной защиты. Как, собственно говоря, выразился Евгений Гонтмахер, заместитель директора ИМЭМО РАН, член правления Института современного развития, от этой реформы уже ничего не осталось. И тут же добавил – не умеет наша власть осуществлять крупные социальные проекты. Может, цели реформы государственные чиновники понимают по-своему, не так, как человек, уходящий на пенсию?

Что же делать? Или лучше сказать так: какие нужны действия в социальном проекте по реформированию пенсионной системы, чтобы хотя бы приблизиться к тем европейским пенсионерам, которые, как молодые, ездят по всему миру и ни в чем себе не отказывают?

14 июля 2010 года в Москве на очередном заседании Экономического клуба ФБК на тему «Спасет ли бюджет ПФР повышение пенсионного возраста?» ведущие российские экономисты попытались ответить на эти вопросы. Точнее, оценить, готова ли Россия к повышению пенсионного возраста, а главное – поможет ли эта мера (в отсутствие других системных мер) снизить дефицит Пенсионного фонда и решить структурные проблемы?

Директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев отметил, что одно лишь повышение пенсионного возраста не решит всех проблем пенсионной системы. Несколько десятков миллиардов рублей (по разным оценкам, от 40 до 90 млрд.), которые Россия может получить в результате повышения пенсионного возраста, не спасут бюджет ПФР от дефицита, который на порядок больше.

- Нужны изменения в самой системе, в принципах ее функционирования, - считает экономист. - По заявлению руководителей ПФР его дефицитность сокращается в этом году с 2,9 % ВВП до 1,8 % ВВП.  Естественно, ведь государство резко повысило социальные налоги. Но расчеты по 12-му году показывают, что снова будет рост дефицита, и снова он составит больше одного триллиона рублей. Видно, путем только повышения социальных налогов проблема не решается. Я уверен, что она не решается и путем повышения пенсионного возраста. Хотя мое личное мнение – никуда мы от этого не денемся.

Но есть у экспертов убеждение и в другом. Любая страховая система работает тогда, когда взносы платят все, а страховой случай наступает далеко не для каждого. А мы почему-то в ходе недавней реформы подумали, что в пенсионном обеспечении страховые принципы будут работать, где теоретически страховой случай наступает для каждого. Представьте, вы застраховались по ОСАГО, все бьют машины и все получают возмещение. Может быть такое? Нет.

- Не надо питать иллюзий, - продолжает эксперт. – В полной мере страховые принципы никогда не будут работать в пенсионном обеспечении. Я убежден, что именно с этого конца надо заходить, когда мы думаем о сущности пенсионного реформирования, а не только о том, что надо решать задачи повышения пенсионного возраста и увеличения социальных налогов.

Итак, сегодня повышать границу пенсионного возраста экономически неоправданно. Более того, думается, что это безнравственно, поскольку в соответствии с данными статистики большинство мужчин не доживут до пенсионного возраста, если поднять планку до 62 лет. Аналитики утверждают, что если совсем недавно было проблемой достичь 60-летнего рубежа, то теперь положение вещей улучшилось, и наши мужчины средне статистически стали доживать до 61,8 года. Это немного, конечно – полтора года на заслуженном отдыхе. (Интересно будет узнать нашему читателю, что российские женщины живут на пенсии чуть ли не больше всех в мире, даже больше японок, а именно порядка 20 лет).  Думая о повышении границы пенсионного возраста, надо понимать, чем вызвана такая низкая продолжительность жизни мужчин? В значительной степени этот показатель предопределяется тем, что у нас в сравнении с мировыми социальными уровнями очень высокая смертность от внешних причин, к примеру, на автодорогах.

Не будем здесь анализировать сами эти проблемы. Достаточно сказать, что прежде, чем повышать пенсионный возраст, логично было бы устранить причины низкой продолжительности жизни российских мужчин. А это уже вопросы к государству и его социальной политике, к его часто малоэффективным социальным проектам и инструментам.

Именно на инструментах в большой степени сосредоточил внимание участников дискуссии руководитель Экономической экспертной группы (ЭЭГ) при Правительстве РФ Евсей Гурвич. Он считает, что для решения проблемы дефицита ПФР должна быть решена проблема досрочного выхода на пенсию и введены ограничения на одновременное получение пенсии и заработной платы. Однозначно, эти меры не станут популярными в обществе. Но уравновешивать эти соотношения необходимо, поскольку их цена для общества и бюджета слишком высока.

Евсей Гурвич также обратил внимание на то, что сегодня примерно 30% работающих не платят налоговые отчисления (ввиду существования серых и черных зарплат), а пенсионеров (за счет досрочных пенсий, пенсий по инвалидности и т.д.) у нас почти на треть больше, чем людей пенсионного возраста. В итоге, отметил эксперт, коэффициент замещения* в России составляет всего лишь 18%, в то время как в развитых странах около 70-75%.

Как видим, разница такова, что можно понять, почему западные пенсионеры по российским меркам в ус не дуют. Между тем, там вполне работоспособны и страховые принципы пенсионной системы, которые, конечно, отличаются от российских стандартов. Более того, само пенсионное обеспечение многоуровневое. Попросту говоря, люди копят на пенсию с помощью нескольких инструментов и всю жизнь.

В России некоторый положительный опыт уже получили негосударственные пенсионные фонды, с их помощью развивают пенсионное обеспечение своих работников крупные корпорации. Но процесс идет не просто или совсем непросто. Что такое альтернативное пенсионное обеспечение, мало кто из россиян понимает, особенно на селе. Точнее, нет у нас такого социального опыта. Поэтому в стране много так называемых «молчунов», которые не делали выбора, а автоматически ушли под государственное управление. Нередко понапрасну. Корпоративные льготы и пенсии** очень подвижны. Но существуют они далеко не везде и только в среде обеспеченных людей.

В ходе дискуссии принципиальный выпад сделал Евгений Гонтмахер, обращаясь к заместителю исполнительного директора НПФ ВТБ Пенсионный фонд Александру Львову и, конечно, к другим ее участникам.

- Скажите, а сколько таких фондов в городе Н*ске?

Ответ был очевиден. Нисколько. Негосударственное пенсионное обеспечение по большому счету находится в начальной стадии своего формирования. По многим причинам, но думается, главная – в низких заработках и зарплатах будущих пенсионеров. И все-таки его уже можно сравнивать с системой ПФР и назвать его привлекательным. Важно и то, что такие фонды формируют у граждан страны понимание того, что свою пенсионную жизнь надо строить с молодых лет.

ljvov

И все же негосударственные фонды живут в общей системе, но со своим взглядом на проблему. Александр Львов среди главных причин возникновения пенсионной дыры назвал «досрочников» (люди, имеющие право на досрочную пенсию – работники вредных производств, те, кто работает на крайнем Севере и т.д.) и получающих пенсию по инвалидности. Кроме того, он обратил внимание на то, что корпоративные и индивидуальные пенсионные договора негосударственных пенсионных фондов – как краткосрочные, так и долгосрочные – заключены на основе действующего пенсионного возраста (55 и 60 лет), в соответствии с ним рассчитаны все финансовые обязательства и резервы таких фондов. В случае увеличения возраста выхода на пенсию неизбежно возникнет юридическая коллизия и встанет вопрос о компенсации издержек для клиентов, которые вынуждены будут работать дополнительные годы.

Как видим, в пенсионной системе по-прежнему много проблем, которые надо открыто обсуждать в различных слоях общества, особенно в моногородах и на селе, имея лишь «в уме» высказывания высокопоставленных государственных чиновников, но не опираясь на них. Действительно, согласишься с Евгением Гонтмахером в том, что не хватает в России такого социального опыта – ни у государства, ни у общества.

Кстати, по его же словам, если люди будут выходить на пенсию позже, их здоровье в большинстве случаев будет основательно подорвано. Следовательно, они станут получать пенсию по инвалидности. Не решит проблему дефицита ПФР, по мнению эксперта, и повышение страховых взносов. Людям просто перестанут повышать зарплату, чтобы не платить больше отчислений в Пенсионный фонд, вырастет доля серых зарплат, - прогнозирует Евгений Гонтмахер. По мнению эксперта, чтобы поднять пенсионный возраст государство должно предложить обществу своего рода компенсационный пакет – в виде нормальной системы взаимодействия стариков и детей. Как говорится, счастлива та молодая семья, у которой есть бабушка. Особенно, если она зимой живет в городе, а летом – в деревне.

*Коэффициент замещения – показатель, при помощи которого оценивают достаточность пенсионного обеспечения. Чтобы не потерять в уровне жизни при выходе на пенсию, человеку требуется иметь доход в размере 60-90% от утраченного заработка.
В странах Западной Европы коэффициент замещения утраченного заработка с обязательной трудовой пенсией в среднем равен 60%. Если быть точным - в Италии и Испании – 90%, в Швеции и Германии – 65%, во Франции, Японии и США – 50%.

Уже в 1933 году Международная организация труда (МОТ) рекомендовала устанавливать пенсии с учетом стоимости жизни, чтобы пенсия была достаточной для покрытия основных нужд и трудящиеся в престарелом возрасте не испытывали лишений.

Начиная с 1952 года, МОТ стала устанавливать минимальный рекомендуемый коэффициент замещения. Конвенция МОТ 1952 года № 102 устанавливает, что предоставляемое посредством страхования пособие по старости через 30 лет страхового стажа должно быть не менее 40% утраченного дохода застрахованного лица.

Конвенция МОТ 1967 года № 128 определила рекомендуемый уровень пенсии по старости в 45% (дополняющая ее Рекомендация МОТ 1967 года № 131 – в 55%).

Россия до сих пор не ратифицировала указанные конвенции МОТ. Средний коэффициент замещения утраченного заработка обязательной трудовой пенсией составляет 25-27%, причем для высокооплачиваемых категорий работников коэффициент замещения может составлять 10% и менее.

**Корпоративные льготы и пенсии:

Долгосрочное стимулирование персонала: льготное кредитование, оплата обучения, корпоративная пенсия, долгосрочное страхование жизни, владение акциями/опционами компании.

Корпоративные социальные льготы: медицинское страхование, страхование от несчастного случая, корпоративная пенсия, абонементы в спортклубы, оплата обучения, жилья, детского сада или обучения детей, скидки на продукты и услуги компании облегчают быт сотрудников, экономя их время и деньги, повышают качество жизни.

Партнеры

 

 Logo FIOP 2017

 

 

logo generationS.png

 

 

 logo rvc031016

 

 

100х100

 

 

 240 x240 NEW

 

 

logo agritechnika