Agroinno.ru - агроновации и системные риски

17.03.2011 12:32

Алексей Сутурин

Бизнес-технологии

Интервью на Гайдаровскм форуме - 2011 с членом правления, директором по развитию и коммуникациям ОАО "Российская венчурная компания" Евгением Кузнецовым

 kuzznezzov

- Евгений Борисович, мир заболел инновациями. К примеру, Майре Геогеан-Квин  (Máire Geoghegan-Quinn), европейский комиссар по исследованиям, инновациям и науке в марте прошлого года на саммите по инновациям в Брюсселе заявил, что «мы видим появление нового типа бизнеса, который соинноватирует с клиентами и даже со своими  конкурентами, и который, вместо того, чтобы положиться исключительно на собственных служащих, публично размещает некоторые из своих данных и использует таланты и возможности глобального исследовательского сообщества». Речь идет о формировании нового инновационного пространства, открытого к доверительным отношениям. Как Вы, представитель сильного звена в государственной системе инновационного строительства, смотрите на эти процессы?

- В течение прошлого года, как мне кажется, в нашей стране перешли от некоего рассуждения об инновациях к конкретному пониманию конкретных необходимых шагов, которые необходимо сделать. На данный момент уже создана, действительно, достаточно целостная система институтов развития, которые накрывают практически все поле инновационной активности. И нельзя сказать, конечно, что все работает на 100 процентов эффективно, но в принципе почти не осталось слепых зон, где нет какого-то механизма, который бы помогал решать проблемы, связанные с инновационным развитием.

Начиная от стадии первичных разработок, это область ответственности Сколково, прежде всего, потом стадия коммерционализации и генерации компаний, стадия создания и продвижения новых бизнесов. Это система венчурной отрасли и РВК, в частности. Затем поддержка крупных компаний, которые уже имеют большие амбиции и выход на российский и глобальный рынок. Это система РОСНАНО, это ВЭБовские программы и так далее…

В принципе, организационно продуманы практически все шаги. Теперь предстоит всем вместе делать, может, быть, менее видимые, но еще более важные работы по созданию, действительно, благоприятных условий для деятельности инноваций. Потому что главная проблема в этой сфере – это не отсутствие денег. Очень много у нас уже говорили, что надо больше денег. Но это не главное.

Главная проблема в том, что у нас не очень конкурентоспособная среда для того, чтобы заниматься инновациями... 

Условно говоря, любой компании, любой перспективной разработке, к сожалению, сейчас выгоднее ехать за границу, там структурироваться, там создавать бизнес. Это колоссальная проблема. То есть юридическая среда, судебная система, налоговый климат, общая атмосфера в сфере бизнеса, доверие, координация… Вот, этот ворох проблем создает определенные неудобства для того, чтобы развивать компании.

- И опасения…

- Конечно. Мне кажется, что этот год пройдет для понимания этой ситуации. Могу сказать, что в прошлом году мы были в каком-то смысле одиноки в том, что говорили - главное не в том, чтобы увеличивать объемы финансирования, а в том, что надо снимать барьеры. В этом году, мне кажется, это становится более общим пониманием, и об этом говорят уже чаще.

- Хотя вы посмотрите, какие противоречия. Новые налоги на зарплату с начала года…

- Не хватает еще единой координации. Есть много различных центров принятия решений у нас в стране, которые каждый со своей логикой. Не хватает некоего единства в понимании, как, действительно, скоординироваться, чтобы обеспечить решение задач модернизации. Но мы очень близки к этому. Я это вижу. Даже не смотря на определенную конкуренцию между разными ведомствами в проведении своей политики, растет некое понимание, как действовать. Это, конечно, тернистый путь с учетом всех особенностей этого и следующего года, но мы абсолютно точно на него встали.

- Евгений Борисович, ваша экспертная оценка, пожалуйста, как вы оцениваете сроки?

- Ну, надо быть реалистами, быстро это не получается. Я думаю, этот и следующий годы.

- Два года – так быстро?

- Я думаю, для того, чтобы обозначить наиболее острые противоречия и начать их решать, необходимо это время. Некое понимание, куда двигаться уже сейчас возникает. У нас иначе нет альтернативы. Мы сейчас видим просто прогрессирующее отставание по темпам развития. Надо принимать решения, действительно, быстро. Мне очень симпатично, что все наши руководители понимают эту проблему. Сейчас идет выбор оптимального взгляда, какие инструменты лучше, какие механизмы лучше… На это нужно время, но дискуссия активна и претворяется в какие-то шаги.

- Формирование среды – многозадачное поле. Среда – это интересы. Так грубо скажу, интересы у чиновника, функционера и со своей стороны – государства  очень часто не совпадают. Мне кажется, что при формировании среды – это один из ключевых вопросов?

- Это абсолютно точно. Такая сложная деятельность, как инновационная и технологическая – возможна только в среде с высоким доверием. Венчурные сделки, сделки ранних стадий очень слабо защищены юридически, как правило. Там очень легко можно друг друга обмануть. Поэтому эта деятельность возможна только в обществе с доверием. Вообще – доверие и порядочность – это фундаментальная инфраструктура для современной экономики.

Мы сейчас активно включились в работу комиссии, экспертной группы, которая разрабатывает стратегию развития с базовым участием Высшей школы экономики и Академии народного хозяйства. Там большие экспертные группы. И я просто вижу, что там собрался очень хороший экспертный состав и там идет жесткая дискуссия, на какие отрасли ставить, о формировании новой системы отраслевых приоритетов… Какие-то отрасли развиваются фантастически быстро, а мы не делаем на них ставку, мы опаздываем… Я вижу, что в ходе этих дискуссий вырабатывается новое понимание, и оно очень убедительно.

- Похоже, речь идет не только об обмене мнениями, но и о выстраивании информационной системы? А.Лапшов, президент международной компании IABC/Russia говорит о коммуникациях как о важной части инновационного процесса. Как вы к этому относитесь?

- Как к действительно необходимой части этого процесса, которая только-только появляется в России. Коммуникации  в сфере инноваций как самостоятельное направление сформировалось в 2009 году на основе журналистики инноваций  (InJo), а также коммуникаций в сфере науки (Scientific Relations – SR). Лидером здесь стали Стэнфордский университет, Евросоюз и Государственное агентство по инновациям Швеции VINNOVA.

Центр инноваций  и  коммуникаций был основан в Стэнфордском университете в январе 2009 г. Институтом гуманитарных наук и технологий (H-STAR Institute) и агентством VINNOVA.

Особое внимание уделяется коммуникациям, адресованным коллективному вниманию, что включает журналистику, связи с общественностью и коммуникации между участниками инновационных систем. Центр формирует сеть исследователей в сфере инноваций и коммуникаций, принимая ученых и сотрудничая с исследователями в других странах.

- Евгений Борисович, а как Гайдаровский форум поможет инновационному процессу, модернизации общества и экономики?

- Я думаю, что любые такого рода экспертные мероприятия, на которых присутствуют лучшие умы, очень полезно, что мы начнем понимать систему новых приоритетов и новых задач. Мы сейчас не стремимся говорить об инновационности. Нам нужна конкурентоспособная среда и система поддержки экспорта. Потому что единичный инновационный продукт не бывает эффективным на локальном рынке.

- Интересно, ведь система экспортной поддержки при вступлении в ВТО становится другой?

- Это с одной стороны, с другой стороны появляются другие возможности. На базе внутреннего рынка построить крупные эффективные компании очень сложно. У нас рынок маленький, мы не выдержим конкуренции с теми компаниями, которые ориентируются на всю мощь глобального рынка. Если мы не делаем ставку на глобальный рынок, то мы проигрываем.