Agroinno.ru - агроновации и системные риски

Аналитика

Продовольствие в системе экономических санкций

После введения «антисанкций» люди стали экономить, приобретая более дешевые продукты, что вызывает изменения в структуре предложения, а в совокупности приводит к снижению качества жизни

nicolaevv

В рамках очередного заседания Экономического клуба ФБК ведущие отечественные эксперты рассказали о том, как меняется рынок продовольствия в России в связи с экономическими санкциями, какие тенденции наблюдаются в сельском хозяйстве, как меняется поведение продуктовых ритейлеров и простых покупателей в условиях ограничений.

С докладом «Продовольствие в системе экономических санкций» выступил директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. Он отметил, что влияние продуктового эмбарго на сельхозпроизводство и рынок продовольствия весьма неоднозначное: с одной стороны, «антисанкции» оказали определённое стимулирующее воздействие на динамику отечественного сельхозпроизводства. Уровень импортозамещения по ряду товарных позиций повысился до 95-97%. С другой – продовольственная инфляция получила мощный импульс для своего ускорения.

«По итогам 2014 года потребительские цены выросли на 11,4%, а по итогам 2015 года – на 12,9%, хотя ещё в 2013 году прирост цен составил всего лишь 6,5%. Безусловно, в таком скачке цен важную роль сыграло ослабление рубля, однако и влияние российских «антисанкций» также было значимым. Данный факт признали в своих документах и Банк России, и Минэкономразвития», — сказал Игорь Николаев.

Эксперт считает, что последствия запрета на ввоз определённых видов продовольствия и сельхозсырья из стран, которые ввели против России санкции, не были просчитаны, а действия правительства были поспешными, способными оказать негативное влияние не только на качество жизни людей, но и на уровень сельхозпроизводства.

«Если сравнивать 2015 год, в котором действовали российские антисанкции, с 2014 годом, когда они были ещё только введены, то результаты и сельского хозяйства, и пищевой промышленности даже ухудшились: прирост сельхозпроизводства в 2014 году составил 3,5%, а в 2015 году он снизился до 3%; пищевая промышленность выросла в 2015 году на 2%, что также хуже показателя 2014 года, когда прирост составил 2,5%», — добавил он.

Директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС Наталья Шагайда в своем выступлении подробно остановилась на структурных изменениях на сельскохозяйственном рынке. Несмотря на санкции, девальвацию национальной валюты и резкий рост стоимости семенного материала и средств повышения урожайности, посевные площади в стране не сократились, остались на прежнем уровне, и это можно считать гарантией стабильности. В ряде сегментов увеличилась доля отечественных производителей. Ритейлеры стали более заинтересованно относиться к сотрудничеству с российскими поставщиками. Всё это можно отметить как позитивные изменения. В то же время, сельхозпроизводители переориентируются на производство экспортной продукции, что может негативно сказаться на ассортименте. Растут цены на продукты, и существенный вклад в их рост вносят не только санкции и девальвация рубля, но и структурные диспропорции внутри отрасли, в частности, высокая степень концентрации производства и, как следствие, монополизация рынка. Санкции же не только не помогают бороться с монополизмом, но напротив, способствуют ему. Также в качестве негативной тенденции Наталья Шагайда отметила отсутствие возможностей для снижения себестоимости сельхозпроизводства в стране. По ее сведениям, внутренние цены производителей вплотную приблизились к общемировым и замещение экспорта внутренним производством, как правило, не приводит к снижению цен на продукты питания.

Ведущий научный сотрудник лаборатории аграрной политики Института Гайдара Василий Узун считает, что участвовать в международном разделении труда очень важно для страны. Он отметил, что мотивация для введения санкций была в большей степени политической, чем экономической. Как полагает эксперт, для развития производства продуктов питания внутри страны разумнее было бы не сокращать импорт путем введения санкций, а стимулировать экспорт. По его мнению, защищенность российской сельскохозяйственной отрасли и без введения продовольственных санкций была достаточно высока, за исключением некоторых позиций.

Известный отечественный экономист, профессор НИУ ВШЭ Евгений Гонтмахер в своем выступлении рассмотрел социально-экономические аспекты продовольственных «антисанкций». Сельхозпроизводители, одобряя протекционистские меры, не имеют возможности сами заполнить внутренний рынок товарами нужного качества и в нужном объеме. Отчасти потому, что считают риски отмены санкций высокими, что препятствует масштабным инвестициям в производство. Отчасти же потому, что меняется, в связи с ситуацией в экономике, структура потребления: падают доходы ряда категорий населения, инфляция, особенно инфляция продовольственная, которую эксперт образно назвал «налогом на бедность», приводит к изменению и количества, и ассортимента потребляемых продуктов. Всё большее количество людей вынуждены «экономить на выборе», приобретая более дешевые продукты. Это, в свою очередь, вызывает изменения в структуре предложения. А в совокупности это приводит к снижению качества жизни.

КИБЕРПРЕСТУПЛЕНИЯ СЕГОДНЯ

Убытков становится все больше по мере того, как киберпреступники выявляют «пассивный подход» организаций к противодействию экономическим преступлениям

logo pwc

Страх организаций перед киберпреступлениями за последние шесть лет достиг наивысшего уровня. В результате экономических преступлений больше всего страдает моральный дух сотрудников организации. 44 % организаций считают, что местные правоохранительные органы не имеют должной подготовки и ресурсов для противодействия экономическим преступлениям.

За последние два года примерно каждой третьей организации (36 %) пришлось столкнуться с экономическими преступлениями, почти треть (32 %) из которых составили киберпреступления. Это самый высокий показатель за весь период публикации Всемирного обзора экономических преступлений, который выпускается раз в два года.

В рамках подготовки Всемирного обзора экономических преступлений PwC за 2016 год было опрошено более 6 000 участников из 115 стран. Несмотря на незначительное общее снижение количества зарегистрированных экономических преступлений, финансовая стоимость каждого отдельного мошеннического действия увеличивается. Четырнадцать процентов респондентов столкнулись с убытками на сумму более 1 млн долл. США за последние два года.

Основные выводы:

Общий рейтинг. Общий показатель экономических преступлений впервые после финансового кризиса снизился, но незначительно – до 36 % по сравнению с 37 % в 2014 году. Снижение уровня экономических преступлений отмечено в таких регионах, как Северная Америка (37 % по сравнению с 41 %), Восточная Европа (33 % по сравнению с 39 %), Азиатско-Тихоокеанский регион (30 % по сравнению с 32 %) и Латинская Америка (28 % по сравнению с 35 %). Уровень экономических преступлений вырос в Африке (57 % по сравнению с 50 %), Западной Европе (40 % по сравнению с 35 %) и на Ближнем Востоке (25 % по сравнению с 21 %).

Наиболее часто совершаемые экономические преступления. К их числу относятся незаконное присвоение активов (64 %), киберпреступления (32 %), взяточничество и коррупция (24 %).

Самый большой рост. 68 % респондентов из Франции и 55 % из Великобритании отметили рост экономических преступлений за последние 24 месяца, что на 25 % больше, чем в 2014 году. Шестьдесят один процент респондентов из Замбии заявили о росте экономических преступлений, что на 31 % больше, чем два года назад.

Влияние на отраслевые сектора. В секторе финансовых услуг отмечено наибольшее количество киберпреступлений за двухлетний период, за ним следуют правительственные учреждения и государственные предприятия, предприятия розничной торговли и производства потребительских товаров. В аэрокосмической и оборонной промышленности отмечен наибольший рост за указанный период – 9 %. Различные виды преступлений по-разному влияют на отрасли. Например, в области транспорта и логистики отмечен рост взяточничества и коррупции на уровне 16 %.

Киберпреступность. Рост количества зарегистрированных киберпреступлений составил 32 % (на 8 % больше, чем в период проведения предыдущего исследования), при этом более половины (53 %) респондентов почувствовали повышение уровня киберриска за последние 24 месяца. Тридцать четыре процента респондентов считают, что в следующие 24 месяца их организации, вероятно, столкнутся с киберпреступлениями. Несмотря на большие финансовые потери, связанные с киберпреступлениями, респонденты видят еще больший ущерб от таких преступлений в негативном влиянии на репутацию организаций и росте расходов на юридическое обеспечение, инвестиции и принудительное исполнение.

Ответные меры на киберпреступления. Только 37 % респондентов отметили наличие в их организациях полноценного действующего плана реагирования на инциденты. Почти треть ответили, что в их организациях такого плана нет, а 14 % респондентов заявили об отсутствии намерения внедрять подобные программы. Сорок пять процентов респондентов считают, что их местные правоохранительные органы не имеют должной подготовки и ресурсов для противодействия киберпреступлениям.

Риск и финансы. Более четверти организаций сферы финансовых услуг не проводили оценку риска для целей противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Треть респондентов сообщили, что качество данных, содержащихся в информации, получаемой от клиентов, является одним из проблемных вопросов для их систем по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. По отношению к каждой пятой организации сферы финансовых услуг были приняты меры воздействия со стороны регулирующих органов.

Взяточничество. Более половины (54 %) респондентов заявили о том, что высшее руководство скорее согласится на то, чтобы коммерческая сделка не состоялась, чем на дачу взятки. Тринадцать процентов респондентов сообщили, что в течение последних двух лет их просили дать взятку, еще 15 % считают, что они упустили возможности, которые получили их конкуренты, возможно, в результате дачи взятки.

«Портрет» мошенника. Почти половина серьезных экономических преступлений была осуществлена мошенниками, являющимися сотрудниками пострадавшей организации. Мошенники внутри компании – это, как правило, мужчины с высшим образованием, имеющие стаж от трех до пяти лет, в возрасте от 31 года до 40 лет, занимающие посты руководителей среднего/ высшего звена.

Факторы преступления. Семь из десяти организаций считают, что для мошенников внутри организации основной побудительной силой экономического преступления является наличие возможности.

Что дальше? Двадцать процентов респондентов считают, что их организации, скорее всего, столкнутся с наиболее распространенными экономическими преступлениями – незаконным присвоением активов, киберпреступлениями или коррупцией – в течение следующих 24 месяцев. Шесть стран «Большой двадцатки» (Великобритания, США, Италия, Франция, Канада и Австралия) считают, что в следующие два года самой большой экономической угрозой для их организации окажется киберпреступление.

Эндрю Гордон, руководитель международной группы специалистов в области независимых финансовых расследований, PwC, комментирует:

«Не дайте незначительному снижению некоторых показателей преступности ввести вас в заблуждение. Снижение лишь маскирует все возрастающую сложность экономических преступлений, обусловленную распространением киберпреступлений и давлением со стороны регулирующих органов, при росте убытков, понесенных в результате каждого преступления. Лишь некоторым компаниям удается достаточно быстро адаптировать свои системы оценки рисков и внутреннего контроля. Реагирование на экономическое преступление не является ответственностью одного человека или группы сотрудников – оно должно стать частью культуры организации».

В целом в отчете содержится вывод о том, что программы по выявлению экономических преступлений и мерам реагирования отстают от уровня и диапазона угроз, с которыми сталкиваются организации в настоящее время, при этом в области выявления недобросовестных действий просматривается тенденция оставлять все на волю случая. В отчете содержится предупреждение о том, что «пассивный подход к выявлению и предотвращению экономических преступлений – это путь к катастрофе».

Плохое качество данных, отсутствие необходимых навыков и ресурсов, а также низкая степень вовлеченности руководства – вот проблемы, которые респонденты называли чаще всего в качестве причин того, почему программы многих организаций по обнаружению и контролю не могут обеспечить их защиту.

Тревор Уайт, партнер практики финансовых расследований и руководитель работ по подготовке обзора, PwC, добавляет:

«Часто ответом на угрозу является ужесточение контроля. Но наши отчеты показывают, что в настоящее время контрольная среда организаций стала на 7 % менее эффективной в области обнаружения и предотвращения экономических преступлений, чем два года назад. Противодействие экономическим преступлением невозможно без наличия развитой корпоративной культуры и приоритетного внимания к этике, а также без программ эффективного мониторинга и обеспечения соблюдения установленных требований. Девяносто процентов генеральных директоров считают, что ценности их организаций четко определены и понятны, при этом того же мнения придерживаются только 84 % руководителей среднего звена. Это показывает, как могут возникать несоответствия между тем, что думают руководители, и тем, что видят сотрудники их организаций в своей повседневной деятельности».

Примечания

1. Об обзоре. Всемирный обзор экономических преступлений был проведен PwC путем онлайн-опроса 6 337 респондентов из 115 стран. Сорок пять процентов респондентов являются руководителями высшего уровня, 30 % – руководителями департаментов/бизнес-подразделений. 59 % респондентов представляют международные компании, 37 % являются представителями компаний, зарегистрированных на биржах. Респонденты представляют все сектора, включая финансовые услуги (24 %), потребительские товары (14 %), технологии (7 %), промышленность (35 %) и профессиональные услуги (6 %). Обзор проводился в период с июля 2015 года по февраль 2016 года.

2. Наибольший рост. Наибольший индивидуальный рост в области экономических преступлений за последние два года был отмечен в аэрокосмической и оборонной промышленности (+9 %), транспорте и логистике (+8 %) и топливно-энергетическом и горнодобывающем секторе (+6 %).

3. Киберпреступность. Высший уровень киберпреступности отмечен в секторе финансовых услуг (52 %, рост на 7 % по сравнению с 2014 г.). Наиболее пострадавшими от киберпреступлений оказались следующие сектора: сектор коммуникаций (44 %; рост на 14 % по сравнению с 2014 г.); химическая промышленность (34 %, рост на 12 % по сравнению с 2014 г.); фармацевтическая промышленность (31 %, рост на 21 % по сравнению с 2014 г.); страхование (29 %, рост на 13 % по сравнению с 2014 г.) и правительственные учреждения и государственные предприятия (29 %; рост на 17 % по сравнению с 2014 г.).

4. Ответные меры на киберпреступления. Только в четырех из десяти организаций имеются специально обученные сотрудники, готовые реагировать на инциденты в области кибербезопасности.

5. Этика и обеспечение соблюдения установленных требований. Каждому пятому респонденту не было известно о существовании в его организации официальных программ по обеспечению соблюдения этических и иных требований.

6. В Германии обзор и отчет по его результатам готовится отдельно фирмой PwC в Германии и Галле-Виттенбергским университетом имени Мартина Лютера.

7. В 19-м Ежегодном опросе руководителей крупнейших компаний мира (выпущен в январе 2016 г.) среди основных угроз для организаций наибольший рост (с 51 % до 56 %) отмечен в отношении взяточничества и коррупции.

О PwC

В PwC наша цель заключается в том, чтобы заручиться доверием общества и решить серьезные проблемы. PwC представляет собой сеть фирм в 157 странах мира, объединяющую свыше 208 000 специалистов, которые готовы оказывать услуги в области аудита, бизнес-консультирования и налогообложения на высоком уровне.

Под «PwC» понимается сеть PwC и/или одна или несколько фирм, входящих в нее, каждая из которых является самостоятельным юридическим лицом.

СНИЖЕНИЕ ПРОДАЖ НАИБОЛЬШЕЕ В МИРЕ

PwC в России представляет исследование «Рынок легковых и коммерческих автомобилей в России: результаты 2015 г. и перспективы развития»

prodazha avtomobili

В проведенном фирмой PwC исследовании «Рынок легковых и коммерческих автомобилей в России: результаты 2015 г. и перспективы развития» говорится о том, что за 2015 год Россия демонстрирует наибольшее снижение продаж среди ведущих автомобильных рынков в мире. Макроэкономические факторы стали основными драйверами изменений на российском авторынке за 2015 г. Ослабление курса рубля, снижение ВВП, угроза дальнейшей стагнации экономики и снижение уровня потребительской уверенности оказали существенное влияние на автомобильный рынок в этот период. В исследовании приводятся прогнозы на 2016 год.

Ключевые выводы:

  • По результатам 2015 г. продажи новых легковых автомобилей в России снизились на 45% в количественном выражении. Сегмент новых импортных автомобилей снова показал наибольшее сокращение в объемах продаж (-52%), тогда как продажи отечественных брендов и локализованных иномарок снизились на 37% и 45% соответственно.
  • Во всех рассматриваемых сегментах произошло существенное повышение средней стоимости автомобилей, что в основном было обусловлено ослаблением курса рубля. Средняя стоимость нового легкового автомобиля в долларах США снизилась на 22% и выросла на 22% в рублях. В целом же рынок сократился на 33% в рублевом выражении, в то время как в долларовом − на 57%.
  • Реализация программ льготного автокредитования, льготного лизинга и обновления автопарка позволила смягчить падение авторынка в 2015 г. На поддержку автомобильной промышленности России было направлено 43,3 млрд руб, и по результатам года в рамках трех основных программ стимулирования спроса было продано около 560 тыс. транспортных средств, что составило более трети совокупных продаж.
  • Дальнейшее развитие автомобильного рынка России будет напрямую зависеть от макроэкономической конъюнктуры, мер господдержки, а также эффективности стратегий, реализуемых ключевыми игроками рынка в период неопределенности.
  • Уход некоторых брендов с российского рынка и реструктуризация бизнеса привели к перераспределению долей рынка между остальными участниками.
  • Темпы падения продаж ниже среднерыночных показали бренды, которым удалось увеличить свою долю на рынке, такие как Lada, UAZ, KIA, Hyundai, Mercedes-Benz, BMW и проч.

Олег Малышев, партнер практики по оказанию консультационных услуг компаниям автомобильной отрасли, о прогнозе на текущий год:

«В 2016 г. в базовом сценарии ожидается снижение рынка новых легковых автомобилей на 14% до 1,1 млн шт., в оптимистическом сценарии – снижение на 10% до 1,2 млн шт. При этом восстановление российского рынка до уровня 2012 г. возможно в перспективе 7 лет».

  • В ближайшие годы возможности для развития автобизнеса во многом будут связаны с сегментом автомобилей с пробегом. В 2015 г. рынок автомобилей с пробегом в денежном выражении превысил размер рынка новых автомобилей. Сдвиг спроса на рынок автомобилей с пробегом отчасти обусловлен меньшим ростом цен на данном рынке по сравнению с рынком новых автомобилей.
  • Рынки легких коммерческих автомобилей и грузовых автомобилей являются чувствительными к конъюнктуре экономики и в настоящий момент переживают спад из-за снижения деловой активности малого и среднего бизнеса, а также снижения грузооборота и спада в строительной отрасли. По мере восстановления экономики прогнозируется рост данных рынков.

Под «PwC» понимается сеть PwC и/или одна или несколько фирм, входящих в нее, каждая из которых является самостоятельным юридическим лицом. Глобальная сеть PwC объединяет более 208 000 сотрудников в 157 странах. Более подробная информация представлена на официальном сайте PwC.

© 2016 PricewaterhouseCoopers. Все права защищены.

ВТО ОТМЕНИЛА СУБСИДИИ

Конференция ВТО приняла историческое решение, отменяющее экспортные субсидии в АПК

WTO 2015 1

Министерская конференция ВТО, прошедшая в Найроби (Кения), приняла первое выгодное для России с практической точки зрения решение об отмене экспортных субсидий в сфере АПК, - сообщает сайт минэкономразвития.

Российскую делегацию на переговорах возглавлял Министр экономического развития Алексей Улюкаев.

Пять дней министры 160 стран-участниц ВТО проводили консультации в Найроби, пытаясь выработать решение.

Глава российской делегации Алексей Улюкаев напомнил, что за 15 лет действия Дохийского раунда принято только одно соглашение - об упрощении процедур торговли. Он подчеркнул, что необходимо удвоить усилия.

Министр подтвердил решимость поддерживать многостороннюю торговую систему и, особенно, достижение реальных результатов в Найроби. «Нам необходимо работать с большим напряжением, чтобы успеть вовремя», - сказал он.

В итоговой декларации, принятой на министерской конференции ВТО, отмечается, что теперь запрещается использование экспортных субсидий в сельском хозяйстве.

Переговоры по этому вопросу велись двадцать лет.

Тем не менее решение ВТО по экспортной конкуренции в сельском хозяйстве предусматривает полный запрет на предоставление экспортных субсидий за рядом исключений, то есть для тех стран, которые за последние три года не предоставляли субсидии, они их больше предоставлять не смогут. Страны, которые сейчас предоставляют субсидии, их продолжат предоставлять, но с ограничением по времени - для развитых стран - до конца 2022 года, для стран с развивающейся экономикой - до конца 2023 года, наименее развитые страны - до конца 2030 года.

"Это первая конференция, результаты которой приносят реальные преимущества для одного из важнейших секторов российской экономики - сельского хозяйства, гарантируя стабильность и предсказуемость на отечественном и мировом рынке сельхозтоваров"", - подчеркнул представитель минэкономразвития, напомнив, что Россия не применяла экспортные субсидии в сфере АПК и по обязательствам, принятым при присоединении к этой организации, не имела права применять их, что ставило российских сельхозпроизводителей в неравные условия с конкурентами из других стран.

"Наши аграрии всегда говорили о том, что экспортные субсидии в других странах в основном производителям молочной продукции, некоторых видов мяса и зерна не только мешают им на внешних рынках, но и на внутреннем тоже. Теперь условия для конкуренции будут выравнены", - заключил он.

При этом впервые в истории торговой организации в декларации по итогам министерской конференции отмечается, что мнения о будущем переговорного процесса в рамках ВТО разделились.

"До сих пор не было министерских деклараций, где одни говорили - одно, а другие - другое. Сейчас одни говорят, что Дохийский мандат должен быть подтвержден, другие - не должен быть подтвержден. Эта идея заложена как сохраняющееся противоречие", - сказал директор Департамента торговых переговоров Минэкономразвития России Максим Медведков.

По его словам, "поскольку впервые страны признали в таком документе, что есть серьезное противоречие по своему развитию, значит в ближайшие месяцы это приведет к очень оживленной дискуссии о том, что делать дальше".

"С нашей точки зрения, это позитивно, потому что любая дискуссия закончится рано или поздно общим мнением и это только подстегнет будущие переговоры", - добавил он.

В декларации прописано, что "ВТО останется главным форумом для переговоров по многосторонним торговым правилам".

При этом в декларации отмечается, что центральный характер многосторонней торговой системы не препятствует выработке интеграционных региональных соглашений, но все региональные торговые соглашения не замещают многостороннюю систему, а дополняют ее.

"Для нас это абсолютно важная вещь, про которую говорило руководство нашей страны. Потому что у нас возникали опасения после того как появилось Транстихоокеанское партнерство, ведутся переговоры США с ЕС о Трансатлантическом партнерстве о том, что появилась параллельная система соглашений, которые будут влиять на наши интересы. В результате министры всех стран, включая тех, которые соглашения заключили и будут заключать в будущем, признали, что региональные соглашения должны быть подчинены правилам ВТО", - пояснил Максим Медведков.

Еще одной важной темой для России, по его словам, стал пункт о том, что "будут предприняты дополнительные меры по укреплению системы разрешения торговых споров, и что она останется единственным уникальным механизмом для того, чтобы разбираться в торговых конфликтах в мировой торговле". "Там есть проблемы, иногда они связаны с неточностью правил, иногда с физической нехваткой арбитров. У нас сейчас есть один кейс, который пока не идет, потому что просто нет арбитров", - отметил представитель минэкономразвития.

В декларации содержится и специальный параграф, который касается государственных торговых предприятий в сельском хозяйстве. Министры решили, что в отношении этих предприятий будут в полном объеме применяться существующие нормы ВТО. "До сих пор в отношении таких предприятий нормы ВТО применялись не в полном объеме и в сельском хозяйстве были "серые зоны" с точки зрения правил ВТО", - пояснил Медведков.

Важным моментом декларации является и пункт о правилах международной продовольственной помощи, которые направлены на приближение условий предоставления такой помощи к рыночным. "Это означает, что помощь естественно предоставляется бесплатно или с какой-то существенной скидкой, но ее предоставление не должно мешать локальному рынку, конкурировать с этим рынком, то есть она не должна попадать на рынок, чтобы сбивать цены. Естественно нельзя и экспортировать такую помощь", - пояснил он.

Еще статьи...

Партнеры

 

100х100п

 

 

 

    agro 19 gif